Психологических наук седьмая волна психологии


НазваниеПсихологических наук седьмая волна психологии
страница1/33
Козлова Владимира
Дата конвертации12.10.2012
Размер4,87 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАУК


СЕДЬМАЯ ВОЛНА ПСИХОЛОГИИ


Выпуск 1.


Под редакцией

Козлова Владимира

Качановой Натальи


Ярославль, Минск, 2006


ББК 88.4 + 53.57

УДК 159.99


Сборник издается по решению редакционно- издательского отдела МАПН.


Седьмая волна психологии. Вып.1./Сб. под ред. Козлова В.В., Качановой Н.А.– Ярославль, Минск: МАПН, ЯрГУ, 2006 – с.


Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной психологии.

Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психосоциальной работы с населением.


Козлов В.В., Качанова Н.А., 2006


Уважаемый читатель.

Вы держите в руках 1-ый выпуск межвузовского научного сборника «Седьмая волна психологии», который сформирован из статей психологов различных регионов России и Белоруссии. Мы собираемся издать внутри этого издательского проекта сотни научных статей.

Этот первый сборник – проба.

В дальнейшем мы планируем реализовать несколько целей.

Во-первых, расширить географию. Вне сомнения, маловероятно, что этот сборник станет явлением в мировой психологии. Но у нас есть твердое желание интегрировать в этом сборнике идеи и исследования психологов многих стран.

Во-вторых, мы хотим улучшить квалификационный состав участников сборника и приглашать ведущих ученых России, ближнего и дальнего зарубежья, которых интересуют проблемы интегративной психологии.

В-третьих, следующие сборники будут более строго дифференцированы по структуре и содержанию. Мы заявляем, что будут три базовых раздела:

1. Теория и методология.

2. Исследования и эксперимент.

3. Опыт и психотехнологии.

Всегда мы будем давать место для одаренных студентов, аспирантов и молодых психологов во всех разделах сборника. Мы надеемся, что многие, кто будет издавать статьи в этих сборниках, станут хорошими специалистами-психологами, преподавателями вузов, учеными, имеющими научные степени и звания. Для них цикл этих сборников стал хорошей научной и практической школой.

Актуальность поиска новых подходов к решению насущных проблем общества и создания качественно новых, более дееспособных моделей теоретической и прикладной психологии не исчезает. Она обусловлена как комплексом социальных «болезней», характерных для социума переходного периода, так и необходимостью более глубокого и объективного научного осмысления того, что происходит в социальной жизни и психологии современного человека.

Сегодня переходный период в России характеризуется не только сложной экономической и политической ситуацией, но и своеобразным социальным "шоком", крушением надежд и чаяний большой части населения.

С одной стороны, старшее поколение, в связи с периодом перестройки и отрицанием всех ценностей и достижений доперестроечного периода, испытывает чувство глубокой обиды и разочарования: вся их жизнь и работа, посвященные труду на благо общества, нередко признаются бесполезными, ненужными.

С другой стороны - молодое поколение (родившееся и выросшее в условиях отсутствия высоких идеалов, ценностей, крайней экономической нестабильности, политического хаоса и криминального «беспредела»), не имеет четкой мировоззренческой и идеологической системы, которая могла бы сориентировать их в социуме. Неопределенность целей и ценностей накладывает, в свою очередь, отпечаток на деятельностные способности и результативность труда. Это сказывается, прежде всего, на уровне социальной адаптации населения и, в конечном итоге - на политическом и экономическом благополучии социума в целом.

Следует также отметить, что люди работоспособного возраста, ставшие «жертвами» стремительно распадавшейся плановой экономики и выброшенные за «борт» в условия стихийно формирующегося рынка, плохо приспосабливаются к новым требованиям социально-экономической среды.

И так - практически все социальные слои российского общества испытывают те или иные кризисные явления.

Ситуацию, сложившуюся сегодня в психологии России и Белоруссии, можно охарактеризовать так:

Во-первых, попытки создать и внедрить те или иные модели психологической работы носят стихийный характер. В этом смысле мы можем говорить о феномене парадигмального беспредела как в теории психологии, так исследований и психологической практики.

Во-вторых, естественный социальный и психологический эксперимент, который проводится в наших странах, не имеет аналогов и опережает научное осмысление проблемы.

В-третьих, во многих исследованиях исследуется «человек абстрактный», не учитывается целый комплекс различий (национальных, культурных, психодуховных, идеологических, экономических и др.), имеющихся между людьми, объединенными одной территорией проживания в новой неизведанной и трудноопределяемой социальной ситуации.

Мы считаем, что психологическая работа сегодня, в силу ее крайней важности, требует к себе более пристального и осмысленного аналитического подхода, поскольку исследовательские предметы являются крайне сложными системами. По нашему мнению, в настоящее время нужно не столько исследовать накопленный эмпирический опыт в психологии, сколько искать правильные теоретические предпосылки для исследования и психосоциальной работы с населением.

На наш взгляд, наиболее важной целью является организация интегрированной системы психологической работы как таковой, а самой насущной задачей - поиск и подбор методологических средств, могущих решать системные задачи высокого уровня сложности при разработке новых теоретических и прикладных моделей психологической работы.

Редакторы данного сборника надеются, что работа, которая нас ждет впереди, окажется интересной, как теоретикам, так и практикам психологии, в качестве задающей вектор поиска и направление движения как мыслей, так и действий в формировании седьмой волны психологии.

Доктор психологических наук,

профессор Владимир Козлов

Кандидат психологических наук,

доцент Наталья Качанова


КРИЗИС КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

Козлов В.В. (Ярославль)

В настоящее время во многих отраслях знаний (медицина, психология, социология, политология и др.) огромный интерес вызывает проблемное поле, которое можно было бы обозначить одним словом – «кризис». Актуальность всей кризисной проблематики не случайна и, как это всегда бывает в науке, не является веянием моды, а ответом на социальную ситуацию развития общества. Для этого существует ряд факторов, как общечеловеческих, так и специфических только для нашей страны.

К общечеловеческим факторам можно отнести резкое увеличение количества во всем мире антропогенных катастроф и «горячих точек». Люди ежедневно сталкиваются (особенно благодаря мощному развитию современных СМИ) с преступлениями против личности, многообразными видами насилия и жестокости, сильнейшими катастрофами: природными катаклизмами, уносящими тысячи жизней (достаточно вспомнить наводнения, землетрясения и катастрофические изменения климата за последние 2 года практически по всему земному шару), психогенными (военные действия в мирное время, бомбежки, терроризм, криминальная ситуация и т.п.).

Помимо всего перечисленного, в нашей стране существуют и специфические особенности жизни, увеличивающие риск возникновения кризисных состояний. К ним можно отнести «неожиданное» для наших людей резкое увеличение темпа жизни, само коренное изменение уклада, а соответственно, и всего комплекса социально-психологических условий существования.

Политическое, экономическое, социальное, экологическое неблагополучие, нестабильность в стране, ускорение темпа жизни, повышение (или понижение) уровня жизни, потеря практически всеми слоями населения привычных, стереотипных ценностей и установок, - все это вызывает массовое увеличение напряжения с соответствующей симптоматикой: повышение уровня общей тревожности, возрастание таких переживаний, как одиночество, ненужность, бессмысленность существования, страх за будущее и многое другое, что хорошо известно специалистам (педагогам, социологам, психологам, психотерапевтам, социальным работникам).

Еще одной нашей «родной», российской особенностью является то, что фактически задеты все слои населения: старики и дети, юношество, богатые и бедные, вне зависимости от профессии и места жительства (от маленьких деревень до мегаполисов). Если ко всему сказанному прибавить и эффект массового заражения, то картина складывается достаточно серьезная. Все это значительно увеличивает количество людей, попадающих в кризисное состояние. Кроме того, можно говорить и о кризисных состояниях целых групп населения – городов и этнических единиц.

Таким образом, интерес к изучению такого понятия, как кризис в разных разделах науки и практики совершенно очевиден и логичен.

В связи с растущим интересом и насущной практической необходимостью исследований в области кризисных состояний возникает, в первую очередь, четкое концептуальное выделение различных видов кризисных состояний. Эта необходимость связана со следующими моментами:

  1. субъективным переживанием тяжести прохождения через различные виды кризисов

  2. специфической симптоматикой, дающей возможность диагностировать то или иное кризисное состояние

  3. спецификой возможности терапевтической (в частности, медикаментозной) и психотерапевтической, психологической помощи

В современной научной литературе, касающейся понятий кризиса, кризисных состояний нет до сих пор общих положений, понятий, терминологии.

В своих исследованиях (Козлов, 1989 – 2006) основное внимание мы уделяли кризисам личности. Для этого существует несколько причин:

1. Неизбежность переживания подобных кризисов любым человеком как необходимый момент процесса индивидуации, социально-психологического становления личности и группы

2. Вытекающая из сказанного социально-психологическая значимость личностных кризисов (кризис как, с одной стороны, период максимальной социально-психологической дезадаптации индивида, с другой стороны, - период возможного перехода на новый, более высокий уровень индивидуации). На уровне социума увеличение числа патологически переживаемых кризисов приводит к росту маргинальности, радикализма, фанатизма, тоталитаризма, деструктивности.

3. Психологическая значимость личностных кризисов. Любой личностный кризис (в том числе и кризис, возникший вследствие травмы) является поворотным пунктом в развитии личности. В зависимости от того, по какому пути (конструктивному или деструктивному) станет дальше развиваться индивид, сложится и вся его дальнейшая жизнь.

4. Малая разработанность проблемы в современной психологии

5. Тяжелое субъективное переживание личностных кризисов, которое приводит к дезадаптации личности и группы и насущная потребность в методах и технологиях практической помощи в кризисных состояниях. Непрофессиональное оказание помощи (или запоздалая помощь) личности и группе в кризисном состоянии может привести к следующим формам негативной дезинтеграции и дезадаптации:

  • девиантное поведение

  • асоциальное поведение

  • нервно-психические расстройства

  • психосоматические расстройства

  • суицидальное поведение

В специальной литературе отсутствует общее определение понятия кризиса как таковое.

Мы предлагаем следующее общее определение: кризис это естественное (возрастной и экзистенциальный кризис) или искусственное (антропогенное, техногенное, социогенное) препятствие на жизненном пути, преодоление которого невозможно личностью или группой привычными ресурсами.

Личностный кризис это психологическое состояние максимальной дезинтеграции (на внутрипсихическом уровне) и дезадаптации (на социально-психологическом уровне) личности, выражающееся в потере основных жизненных ориентиров (ценностей, базовой мотивации, поведенческих паттернов), возникающее в результате препятствий в привычном течении жизни субъекта.

Кризисное состояние это пролонгированный во времени личностный кризис.

Кризисная личность – субъект, который вследствие посткризисной негативной дезинтеграции становится носителем девиантного или делинквентного поведения, нервно-психического или психосоматического расстройства как качеств личности, способа адаптации к социальной среде.

Ситуации, приводящие к определенному кризисному состоянию, традиционно подразделяются на:

  1. стрессовые события (травмы, катастрофы, войны, потеря близких и т.п.), провоцирующие различные виды кризисных реакций (острая реакция на стресс вплоть до реактивного психоза), отсроченная реакция на стресс от 2 месяцев до 1 года (посттравматическое стрессовой расстройство) и сверхотсроченная реакция на стресс (шоковая травма)

  2. переход на следующую возрастную ступень (возрастные кризисы)

  3. переход на новый этап личностной трансформации (экзистенциальные кризисы)

Основные современные теории кризиса базируются на исследованиях различных реакций на жизненные кризисы в малой психиатрии Л. Линдеманна (1944), психологических и психофизиологических исследованиях стресса, стадий развития дистресса Г. Селье (1956), концепции восьми жизненных циклов и соответствующих им психосоциальных кризисов Э. Эриксона (1959), концепциях помощи в кризисных ситуациях (Д. Канлан, 1962. П. Левин, 1972), концепции трех видов кризисов ВВ.Козлова (1997).

С возникновением и развитием различных направлений в индивидуальной и групповой психотерапии появились научные исследования, связанные с эффективной помощью лицам, находящимся в кризисном состоянии различной этиологии. К одному из таких направлений можно отнести бурно развивающуюся в последние 15 лет интенсивные интегративные психотехнологии (ИИПТ), которое мы основали в начале 90-х годов прошлого столетия.

Обладая рядом специфических особенностей, ИИПТ очень эффективно способствует исцелению (т. е. восстановлению целостности личности), давая возможность человеку в кризисном, следовательно максимально дезинтегрированном состоянии (что и является основным психологическим и социально-психологическим «симптомом» кризисного состояния) достаточно безболезненную возможность личностной интеграции.

Кризис (от греч. Krisis – решение, поворотный пункт, исход) – является одним из неизбежных и необходимых моментов жизни, одной из движущих сил развития, в том числе и развития личности, группы, общества. Следовательно, с одной стороны, кризис - необходимая часть жизни индивида и общества, человечества в целом как организма. Кризис - это всегда момент выбора из нескольких возможных альтернатив, момент выбора регрессивного или прогрессивного решения в дальнейшем развитии. Этот факт человечество знало всегда, что блестяще закодировано в сказках абсолютно всех народов: это всем известная ситуация витязя на распутье. Выбор дальнейшего пути легко дается герою только в сказках (на то они и сказки), но важно, что избежать выбора невозможно, ненужно и даже опасно.

Кризис - это всегда выбор между регрессивным и прогрессивным дальнейшим развитием личности. Кризис всегда является дезинтеграцией, но предлагает два врата – позитивная, когда личность повышает уровень своей целостности, негативная, когда становится болью для себя и для общества. От того, какой именно выбор будет сделан, зависит вся последующая жизнь индивида. Сами определения совершенно понятны на обыденном уровне и совершенно непонятны с научной точки зрения.

Характерно, что большинство словарей по психологии не дает определения кризиса, отсылаясь к «кризисному состоянию», «кризисной личности», «кризисной терапии», «кризисной помощи» и т.п. Естественно возникает целый ряд вопросов (если кризис неизбежен и необходим): почему надо помогать, что вызывает кризисы, какие они бывают, как их отличать друг от друга, есть ли разница в помощи, а надо ли вообще помогать и др. Четких ответов на подобные вопросы нет в научной литературе. Делаются только первые попытки систематизации накопленных представлений, данных, опыта.

Любая кризисная ситуация в жизни человека является сильным стрессом. Как любой стресс, кризисная ситуация задевает все структуры, действует на все стороны жизни. Традиционно в научной литературе выделяют следующие сферы влияния стресса и соответствующую симптоматику. Можно выделить следующие аспекты воздействия стресса:

1. На личность (возникновение тревоги, агрессии; депрессивные состояния, апатия; чувства вины, одиночества, стыда, растерянности; повышенная раздражительность, постоянное напряжение, низкая самооценка и пр.)

2. На поведение в целом (высокий процент травматизма, развитие зависимого поведения самых различных видов - наркомании, алкоголизм, азартные игроки и др., эмоциональные срывы, нарушения пищевого поведения, нарушения сне, нарушения речи, импульсивное поведение, внезапные приступы тремора всего тела и пр.)

3. На здоровье (развитие целого ряда психосоматических заболеваний, которые в зависимости от вида и тяжести кризисного состояния могут носить лавинообразный характер развития: бронхиальная астма, аменорея, ишемическая болезнь сердца, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, гипертония, сахарный диабет и т.п.; постоянные боли в спине и груди невыясненной этиологии, обмороки и головокружения, хроническая бессонница, головные боли мигренозного характера, и пр.

4. Когнитивные аффекты (неспособность принимать решения, неспособность сосредоточиться, выраженное ухудшение памяти, чрезмерная чувствительность к критике, умственная заторможенность

5. Физиологические аспекты (повышение артериального давления, повышение уровня катехоламинов и кортикостероидов в моче и крови, повышение глюкозы в крови, сухость во рту, усиленное потоотделение, приступы жара и озноба, затрудненное дыхание, ощущение кома в горле и иголок в конечностях, частичное онемение в конечностях вплоть до анальгезии и пр.

Все личностные кризисы для лучшего понимания и детализации условно можно разделить на две основные категории.

Внутренние кризисы - возрастные, жизненные и экзистенциональные (т.е. кризисы, причиной которых является естественное развитие личности);

Внешние кризисы - в качестве стрессора в которых выступают внешние травматические события - экстремальные кризисные ситуации, обладающие мощным негативным последствием, ситуации угрозы жизни для самого себя или значимых близких. Эти ситуации воздействуют на психику человека, вызывая у него травматический стресс, психологические последствия которого выражаются в посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), возникающем как затяжная или отсроченная реакция на ситуации, сопряженные с серьезной угрозой жизни и здоровью. Согласно МКБ-10 эти кризисные ситуации вызывают определенную реакцию личности, как то:

- острые реакции на стресс – где стрессогенный фактор, это некое событие в жизни несущее прямую угрозу жизни человека (война, нападение, катастрофа, изнасилование и т.д.). Острые реакции на стресс включают кризисные состояния, острую кризисную реакцию, боевую усталость;

- шоковая травма - психический шок, отсроченная болезненная реакция на шоковую травму, проявляется и через несколько лет в виде неадаптивного поведения или психосоматического заболевания;

- посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)– отставленная или затяжная реакция переживания травматического стресса.

В отечественных исследованиях ПТСР до недавнего времени основное внимание уделялось лицам, пострадавшим в массовых катастрофах – войнах, землетрясениях и т.д.

Проблема возникновения и динамики специфических психологи­ческих реакций на травматические (экстремальные) жизненные со­бытия является актуальной и привлекает внимание психологов не­сколько последних десятилетий. Разработке этой проблемы поло­жили начало исследования, проводившиеся на ветеранах войны во Вьетнаме (работы американских психологов), в Афганистане и Чечне (Российская психология), боевых действиях на территории Израиля и за пределами (израильские психологи). Вопросы, которые волновали и продолжают волновать специалистов во всех странах: каковы особенности возникновения и разви­тия психологической реакции на травму, можем ли мы предсказать ее динамику, каковы индивидуальные различия этой реакции на од­но и то же травмирующее событие и от чего эти различия зависят? Ответы на эти вопросы в конечном счете послужат лучшему пони­манию того, что происходит с человеком, переживающим травму, и как может осуществиться его психологическая реабилитация и со­циальная реадаптация.

Комплекс симптомов, наблюдавшихся у тех, кто пережил травматический стресс, получил название «посттравматическое стрессовое расстройство»- PTSD (Posttraumatic Stress Disorder). Критерии диагностики этого расстройства были включены в американский национальный диагностический психиатрический стандарт (Diagnostical and Statistical Mannual of Mental Disorders) и сохраняются в нем до сих пор. С 1994 года эти критерии включены и в европейский диагностический стандарт МКБ-10. Категория ПТСР (F 43.1.), в целом, заменила термин травматический невроз.

Острые реакции развиваются сразу же после травмы и проходят в течение нескольких часов или дней. Посттравматическое расстройство (ПТСР) возникает после латентного периода (не следует сразу за травмой) от нескольких недель до месяцев (обычно не более 6 месяцев).

Термин ПТСР все чаще используется применительно к последствиям катастроф мирного времени, так как получены данные, свидетельствующие о клинико - патогенетическом единстве этих состояний. Классификация наиболее частых причин в мирное время предполагает выделение следующих психотравмирующих факторов: природные (климатические, сейсмические), экологические и техногенные катаклизмы; пожары; террористические действия (они в России имеют систематический характер); сексуальное насилие; присутствие при насильственной смерти других в случае разбойного нападения; несчастные случаи, в т. ч. при транспортных и производственных авариях; семейные драмы.

Экстремальные негативные события, инициирующие кризис, могут быть классифицированы по различным основаниям:

• продолжительность воздействия (единичные случаи, например ог­рабление, или продолжительность ситуации — войны, домашнее насилие);

• источник стрессора (стихийные, природные бедствия, как земле­трясения, и трагедии, вызванные человеком, — насилие);

• уникальность опыта (массовые катастрофы — войны, землетря­сения, и переживаний – фиксация на травмирующих обстоятельствах, их гиперактуализация. Последующие личностные изменения – заострение личностных патохарактерологических черт. Чаще всего с разрешением ситуации наступает улучшение.

В течение всей жизни человек решает так называемые экзистенциальные проблемы (т.е. проблем сущностные, определяющие его бытие в мире).

С точки зрения экзистенциальной психологии существуют четыре основные экзистенциальные проблемы, связанные с так называемыми «конечными данностями»: смерть, свобода, изоляция, бессмысленность. Специфической симптоматикой экзистенциальных кризисов являются следующие особенности:

  1. Задеты все аспекты бытия (внутренняя и социальная жизнь, все сферы жизни - профессия, семья, интересы, близкие и друзья);

  2. Чувство постоянной (беспричинной) тревоги, генерализованная тревога (неперсонифицированные страхи, постоянный тревожный фон вне зависимости от реальных обстоятельств жизни);

  3. Эмоциональная отстраненность от всего мира, «ненаходимость» по Бахтину (некоторое существование вне времени и пространства);

  4. Симптоматика феномена деперсонализации и дереализации;

  5. Часто - состояние оглушенности;

  6. Страхи (чаще - агорофобии, разнообразные социофобии, страх темноты и пр.);

  7. Ночные кошмары;

  8. На уровне телесном - хроническое мышечное напряжение, тахикардия, головокружения, дискомфорт и боли в эпигастральной области, повышенное потоотделение, ослабление зрения).

Речь пока шла об экзистенциальных кризисах, связанных со спецификой внутреннего развития каждого индивида, с особенностями процесса индивидуации. Помимо таких кризисов, существуют столь же закономерные в развитии индивида, группы, социума возрастные кризисы. Проблема проживания человеком определенных этапов в жизни, каждый из которых заканчивается полным изменением жизни, интересовала человечество во все времена.

Так, в Древнем Китая жизнь человека состояла из трех больших стадий, внутри каждой стадии существовали семь этапов. Три основных стадии жизни распределялись следующим образом:

  1. с рождения до 30 лет (рост и развитие, основная задача - обучение в самом широком смысле: обучение знаниям, приобретение профессии, построение семьи, одним словом - набирание всего, что нужно для полноценной жизни);

  1. с 30 до 60 лет (возвращение своего долга обществу;

  1. с 60 до 90 лет (внутреннее духовное развитие, возраст «мудреца»).

В Индии жизнь человека состояла из четырех ступеней: обучающийся - владелец дома - уединенный - равнодушный, свободный. Здесь обучающийся - это детство, отрочество, юность; владелец дома - зрелость, уединенный совпадает с кризисом второй половины жизни; свободный - стадия жизни, следующая за проживанием кризиса второй половины жизни, период наиболее полного духовного развития личности. Эта периодизация совпадает с периодом поздних стадий индивидуации по Юнгу.

Современная психология знает несколько принципов периодизации жизненного цикла: стадии психосексуального развития З.Фрейда, стадии познавательной и интеллектуальной активности Пиаже, смена ведущего вида деятельности Д.Б. Эльконина и др. В настоящее время (особенно при определении кризисных периодов жизни) большинство исследователей опирается на эпигинетическую периодизацию жизни Э.Эриксона. Эриксон ввел в современную психологию понятие идентичности как показателя зрелой (взрослой) личности, развитие идентичности личности, периодизации становления идентичности. В контексте данного исследования теория психосоциальных кризисов по Э.Эриксону представляет наибольший интерес, в связи с чем мы остановимся на основных понятиях, введенных в науку Эриксоном. К ним, безусловно, относятся понятия идентичности, кризиса идентичности, стадия развития идентичности.

Согласно концепции Э.Эриксона, человек на протяжении жизни (на «жизненном пути») переживает ряд вполне определенных психосоциальных кризисов. Подобные концепции принадлежат Л.С.Выгттскому, Д.Б.Эльконину. Нас интересует именно социально-психологический аспект формирования и становления зрелой личности через переживание социально-психологической дезадаптации в период кризисного перехода. Идентичность в психологии рассматривается как личностно принимаемый образ себя самого, осознаваемый, аутентичный, полный. Зрелая (на данном этапе развития) личность находится в единстве восприятия себя и всех образов себя – осознает, принимает себя (телесно, духовно, интеллектуально).Эпигенетическая теория развития личности Э.Эриксона предполагает, что в своем развития любая личность должна пройти восемь стадий развития. Переход с одной стадии на другую характеризуется нарушением идентичности (кризисом идентичности) и является «необходимым атрибутом жизни». Согласно Эриксону, существует восемь стадий развития идентичности. В «момент» перехода индивид необходимо делает выбор между двумя альтернативами своего дальнейшего развития – в сторону взросления или в сторону возврата назад, на более раннюю ступень социализации и взаимодействия с другими, социумом. От этого выбора зависит весь дальнейший ход жизни человека. На каждой стадии развития идентичности существует своя специфическая задача, т.е. личность «научается» определенным социальным и социально-психологическим механизмам.

Эти стадии характеризуются следующими особенностями:

I стадия (инкорпоративная), возраст от рождения до 1 года, основная задача – доверие (или недоверие) к миру. В случае нарушения идентичности (в силу определенных травм) формируется базовое недоверие к миру, весь дальнейший ход развития становится невротическим, болезненным. Это стадия зависимости от другого (других) человека.

II стадия, стадия формирования автономности, возраст 1-3 года, основная задача – самостоятельность, автономность. Стадия сепарации. Нарушения приводят к формированию неуверенности как личностной черты, нерешительности, мнительности, стыдливости и пр.

III стадия (локомоторно-генитальная), возраст 3-5 лет, основная задача – инициативность, активность. Нарушения приводят к формированию базового (не экзистенциального!) чувства вины за свою активность в мире других людей.

IV стадия (научение), возраст 6-11 лет, основная задача – умелость, компетентность. Нарушения приводят к формированию стойкого чувства неполноценности, сопровождающего человека всю жизнь.

V стадия (ключевая для развития личности), возраст 11-20 лет, основная задача на этой стадии – формирование целостности, идентичности. При нарушениях – первичная спутанность идентичности («размытая»), несформированность принятия своего места в социуме.

VI стадия - сформированной идентичности, возраст 21-25 лет. Основная задача – выработка равновесия между близостью и изоляцией. Нарушения приводят к разнообразным расстройствам в сфере близости с другими.

VII стадия – взрослость, возраст 25 –50 лет, основная задача – баланс между развитием и стагнацией, нарушения в этот период приводят к прекращению развития уникальности личности, остановке процесса индивидуации, отсутствию самореализации в угоду «нормальности» среднего человека («удобного для общества», В.Райх).

VII стадия – завершение жизненного пути, итог развития идентичности (цельность, покой или отчаяние, страх), возраст после 50-60 лет.

Введенное Э.Эриксоном понятие психосоциального моратория (запаздывание принятия на себя взрослых обязанностей) является результатом неадекватного выхода из кризисного состояния, что ведет к непринятию такого человека социумом (социально-психологическая дезадаптация) и, как результат, - неадекватные формы поведения.

Следовательно, только индивид, прошедший все стадии формирования идентичности, переживший кризисы идентичности, является зрелой (взрослой), здоровой (психологически) и адаптивной (социально-психологически) личности.

Под терапией кризисных состояний подразумевается помощь личности или группе, переживающей в данный момент жизни какой-либо кризис. В медицинской парадигме это кризисная интервенция, которая заключается преимущественно в медикаментозной (психофармакологической) помощи.

Кризисная терапия (с точки зрения психологической парадигмы) представляет собой следующие основные положения:

  1. не существует специальных кризисных технологий и практик,

  1. кризисная помощь исключает применение психофармакологии,

  1. основная стратегия помощи личности и группе в кризисном состоянии заключается в объяснении того факта, что то, что сейчас происходит – нормально, правильно и полезно,

  1. основная тактика при работе с экзистенциальными кризисными состояниями – поддержка и ничего более.

В настоящее время существуют такие формы кризисной помощи, как:

  1. телефоны доверия (для жертв насилия, подростков, суицидентов и пр.),

  1. психологические группы поддержки (анонимные алкоголики, жертвы сексуального насилия, игроки, бывшие наркоманы, жертвы терактов и катастроф, люди, пережившие инцест, родители, потерявшие детей, матери детей-инвалидов и т.п.),

  1. группы поддержки для соматических больных (онкология, бронхиальная астма, сердечно-сосудистые заболевания, инвалиды, спинальные больные и пр.)

  1. кризисная помощь терминальным больным

  1. кризисная помощь при потерях и патологической работе горя

  1. кризисная помощь суицидентам (социально-психологическая реабилитация)

  1. кризисная психотерапия

Наша работа с кризисами опирается на ряд базовых положений:

  1. личностная проблема, дисбаланс всегда имеют глубинный смысл, они являются следствиями причин не только личной истории клиента, но и интерпесональных и трансперсональных уровней, причем причина и следствие образуют некоторую целостность – целостность психической реальности (ЦПР).

  2. человеческая психика имеет уникальные возможности к самоисцелению, развитию, совершенствованию, приобретению целостности и гармоничности и выходу из кризисных состояний;

  3. человек может самостоятельно повышать уровень целостности своего сознания, самостоятельно достигать интеграции, не передавая это основное право своей жизни другому человеку: психотерапевту, психологу, священнику – человеку, являющемуся носителем интегративных функций общества;

  4. человеческая психика имеет необходимость в удовлетворении такой базовой потребности, как потребность в трансцендировании, в духовных измерениях существования;

  5. личность уникальная мозаика дуальностей, а не идентификаций и сохраняет качество гомеостаза до тех пор, пока есть внутреннее соответствие между бинарными составляющими. Личность представляет собой систему напряжений между "Я" и "не-Я»;

  6. необходимо осознание клиентом ответственности за целостность своей личности и приобретение интегративных навыков, что может свидетельствовать о его переходе на новый этап – этап зрелости, когда он может самостоятельно и с большой эффективностью для себя и окружающих не только пережить кризисную ситуацию, но и использовать кризисный опыт для самореализации;

  7. Кризис является единственным условием для мощной и быстрой трансформации – возрождения личности.

15-летний опыт использования связного дыхания при работе с кризисами позволяет сделать следующие выводы:

1. Связное осознанное дыхание – естественный физиологический механизм для вхождения в расширенное состояние сознания (РСС);

2. В РСС происходит взаимодействие с проявленным материалом бессознательного с целью его трансформации и интеграции;

3. Содержание дыхательного процесса, независимо от того на каком уровне он протекает (биографическом, перинатальном, интерперсональном, трансперсональном) всегда отражает особенность внутреннего конфликта и пути его решения;

4. Внутренняя мудрость индивида выбирает именно то переживание, которое является релевантным для личности в данный момент времени, это внутренний радар, безупречно находящий актуальную проблему для психики, точно находящий эффективный способ разрешения кризисной ситуации;

5. Внутренние переживания в измененных состояниях сознания могут создавать чувство покоя и завершенности на глубинном уровне;

6. Прохождение в измененном состоянии сознания целостного опыта смерти – рождения, а также трансперсональных переживаний, как правило, приводит к глубоким трансформациям личности, изменяя доминирующие установки, ценностную ориентацию и мировоззрение в целом.

7. Процесс индивидуальной и групповой терапии при экзистенциальных кризисах, основанный на методах ИИПТ, приводит к позитивным личностным изменениям, выражающимся в значительно большей интегрированности личности (группы), повышении уровня социально-психологической адаптивности, появлении новых жизненных ценностей (или изменении их иерархии), уменьшении общей патологической симптоматики.

8. Применение ИИПТ оказывает положительное влияние на такие показатели, как тревожность, общее ощущение одиночества, уровень социальной фрустрированности, уровень самоактуализации через базовые ценности, самооценка, физическое состояние.

9. Применение ИИПТ является эффективным в психокоррекционных группах, участники которых переживают кризисные состояния (безработные, комбатанты, определенные возрастные группы).

10. Использование при работе ИИПТ может служить диагностическим материалом при дифференциальной диагностике кризисных состояний.


Те рассуждения, которые мы показали в этой статье, являются отправной теоретической точкой не только для составления программы интенсивной групповой работы с клиентами, но и нашим концептуальным пониманием кризиса во всех проявлениях. При этом следует понимать, что этим ничего не исчерпывается.

Данная статья только открывает просторы для новых теоретических и экспериментальных исследований.

Психолог это кризисолог. В привычной жизни людей в нем нет нужды. Люди в нас нуждаются когда им трудно.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©dis.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
АвтоРефераты
Главная страница