Адыгская литературная диаспора. История. Этнодуховная идентичность. Поэтика


НазваниеАдыгская литературная диаспора. История. Этнодуховная идентичность. Поэтика
страница1/6
Дата конвертации15.08.2012
Размер0,8 Mb.
ТипАвтореферат
СпециальностьЛитература народов Российской Федерации (адыгские литературы)
Год2009
На соискание ученой степениДоктор филологических наук
  1   2   3   4   5   6
На правах рукописи


БАЛАГОВА-КАНДУР ЛЮБОВЬ ХАЗРЕТАЛИЕВНА


Адыгская литературная диаспора.

История. Этнодуховная идентичность. Поэтика


Специальность: 10.01.02 — Литература народов Российской

Федерации (адыгские литературы)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


Москва

2009

Работа выполнена в Отделе литератур народов Российской Федерации и СНГ Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН


Научный консультант: доктор филологических наук, профессор

Н.С. Надъярных


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Л.А. Бекизова


доктор филологических наук, профессор

Ю.М. Тхагазитов


доктор филологических наук

В.А. Бигуаа


Ведущая организация: Кабардино-Балкарский государственный

университет


Защита состоится «16» декабря 2009 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д.002.209.03 по филологическим наукам при Институте мировой литературы им. А.М. Горького РАН по адресу: 121069, г. Москва, ул. Поварская, д. 25а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН.

Автореферат разослан «____» ____________________ 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук С.П. Сорокина

Общая характеристика работы


Актуальность темы. Исследование зарождения и развития адыгской литературной диаспоры в национальной культуре — важная литературоведческая проблема. Об истории адыгской литературной диаспоры известно немного. Исключение составляют труды Л.А. Бекизовой «Литература в потоке времени. Литература черкесов-адыгов XX века» (2008), Х.Т. Тимижева «Историческая поэтика и стилевые особенности литературы адыгского зарубежья» (2006) и ряд научных, литературно-критических и публицистических статей А.Х. Хакуашева, К. К. Султанова, В.А. Бигуаа, Х.И. Бакова, А.А. Схаляхо, К.Г. Шаззо, М.М. Хафица и других о культуре и литературе адыгской диаспоры. А если говорить об этнической идентичности, отраженной в адыгском историческом романе и в прозе адыгской литературной диаспоры вообще, то эта тема и вовсе не изучена. История, причины возникновения литературной диаспоры, ее типологические черты, поэтика не изучены в том масштабе, в каком требуется для включения этой важной части этнодуховной культуры народа в национальное культурно-литературное наследие. В диссертации впервые предпринята попытка широко представить адыгскую литературную диаспору в контексте национальной истории, культуры и литературы.

В течение тысячелетий формировались многие этно-культурные и исторические традиции адыгов, к их числу автор работы относит не только фольклор, который до сих пор рассматривается как единственный и главный национальной литературы, но и ораторское искусство (джэгуакIуэ и пр.), религиозные традиции, адыгэ хабзэ, адыгагъэ и в целом лъапсэ — все то, что является основой национального самосознания и идентичности, и составляет предмет разных наук: от истории, этнологии, этнолингвистики, этнопсихологии, фольклористики до культурологии и искусствоведения. Эти традиции оказали воздействие на диаспорную художественную литературу в целом, в которой отразились многие стороны жизни адыгского народа в ХI–XX вв., преемственность духовного опыта. Поэтому важным принципом для себя автор считает комплексное исследование динамики диаспорной литературы, с высвечиванием аспекта преемственности этнодуховной энергетики, и использованием современных достижений смежных гуманитарных наук, связанных с адыговедением, в частности, и кавказоведением в целом. При этом привлекается диаспорный, северокавказский, закавказский, западно-европейский и ближневосточный контекст, ибо сами писатели не могли обойти вниманием проблемы этнодуховных, историко-культурных связей с соотечественниками, проживающими на исторической родине, с народами Северного Кавказа (особенно с адыгами /черкесами/), Закавказья (главным образом с Абхазией), и с народами, в среде, которых волею судьбы оказались адыги и составили диаспору (Турция, Египет, Иордания, Сирия, США, Англия, Германия, Италия) и т. д.

Адыгская литературная диаспора создает целостную художественную картину этнокультурного развития народа, его истории, богатого духовного наследия в контесте общечеловеческого развития, что и позволило ей серьезно заявить о себе в мировой литературе и занять заметное место в литературном процессе конца ХIХ–XX в. Она способствует пониманию философии истории адыгского этноса, который длительное время был связан с древними цивилизациями (хаттской, египетской, греческой, римской, византийской и др.), а в современное время – с Ближним Востоком и Западной Европой, где адыги компактно проживают. В реферируемой диссертации освещаются актуальные неизученные проблемы истории адыгской диаспорной литературы, связанные с ее формированием, генезисом и жанровой системой. Комплексный подход к изучению литературного материала позволил автору впервые выделить в диссертационной работе такое ключевое понятие, как лъапсэ, составляющее собственно основание этнической идентичности адыгского народа в целом. Автор диссертации использует разные методы исследования, в том числе компаративный, типологический, структурно-семиотический, этнокогнитологическое интервьюирование респондентов в диаспоре (писателей, поэтов, публицистов, деятелей культуры и др.).

Цель и задачи работы. Целью диссертации является исследование проблем истории формирования адыгской литературной диаспоры и ее этнодуховной идентичности в широком контексте истории и культуры адыгского народа, а также других народов Кавказа и мира.

В соответствии с этим решаются следующие задачи:

1. Исследовать историю становления и духовные истоки адыгской литературной диаспоры.

2. Дать научное обоснование понятию «адыгская литературная диаспора» и показать ее характерные черты.

3. Раскрыть содержание понятия лъапсэ – как основание этнодуховной идентичности народа, стержень национальной литературы.

4. Показать преемственность знаков и символов в архетипическом художественном сознании народа, нашедших воплощение в лучших образцах литературной диаспоры.

5. Раскрыть особенности адыгской литературной диаспоры с выделением основного жанра — исторического романа; исследовать его поэтику и типологию в контексте взаимодействия исторического и художественного сознания, с привлечением данных историографии, этнографии, этнолингвистики и этнопсихологии.

6. Показать роль черкесско-мамлюкских историко-повествовательных и поэтических традиций, англоамериканской, турецкой, арабской историко-публицистической литературы XIX – нач. XX в. в становлении адыгской литературной диаспоры.

7. Выявить основания этнодуховной идентичности адыгов и провести параллель между историческими, современными реалиями и художественным их воплощением в литературе диаспоры.


Теоретической и методологической основой работы стали труды российских и зарубежных литературоведов, фольклористов, этнологов, этнописхологов, этнолингвистов и культурологов: А.Н. Веселовского, Н.И. Конрада, Б.А. Грифцова, В.М. Жирмунского, Е.М. Мелетинского, М.М. Бахтина, Ю.М. Лотмана, Х.Г. Гадамера, В.М. Гацака, Вяч.  Вс. Иванова, Д.С. Лихачева, Л.Н. Гумилева, В.А. Тишкова, Ю.В. Бромлея, М.В. Крюкова, А.И. Кузнецова, С.В. Чешко, З.П. Соколовой, Н.Д. Арутюновой, Д. Дюришина, В.В. Кожинова, Н.С. Надъярных, К.К. Султанова, Ю.Я. Барабаша, У.Б. Далгат, Х.С. Бгажба, Л.А. Бекизовой, З.Х. Налоева, А.Х. Хакуашева, Б.Х. Бгажнокова, Ш.С. Салакая, Ю.М. Тхагазитова, А.Х. Мусукаевой, В.А. Бигуаа, Р.Г. Мамия, Р. Фокса, Р. Стэнга, Д. Х. Роулинсон, Б. Ромберга, К.Г. Юнга, В. Гумбольдта А. Джамухо, С. Берзеджа, Х. Самиха, И. Бакаи, М.А. Шауабке и др. Автор также опирается на работы кавказоведов, историков, этнографов и археологов: В.В. Латышева, Ю.А. Кулаковского, Е.И. Крупнова, М.О. Косвена, Г.Ф. Чурсина, З.В. Анчабадзе, Ш.Д. Инал-ипа, Г.А. Дзидзария, С.Х. Хотко, А.В. Фадеева, Ю.Н. Воронова, А.П. Новосельцева, В.П. Алексеева, Г.Х. Мамбетова, Т.Х. Кумыкова, Р.Ж. Бетрозова, Н. Хиджази, М. Атэллэ, М.А.-У. Уардыма, О.М. Баши, Б. Самкога, С. Абудайи, А. Аннасгьи, Н. Зайдэ, П. Янга, Д. Уассерштайна, Дж.З. Смит, Дж. Хюитта, Р. Смитса, Б. Маклея, И. Айдемира и др.

Научная новизна исследования обусловлена комплексным, многоступенчатым подходом к изучению адыгской литературной диаспоры в широком историко-культурном контексте. Когда речь идет об исследовании диаспорной литературы, и в целом культуры адыгов, первым и самым сложным препятствием на этом пути оказывается их разорванность, раздробленность. В диссертации делается попытка преодолеть эту раздробленность и показать движение национальной литературы (материковой и диаспорной) в единстве на основе исследования, например, жанровых форм романа (исторического и др.).

В адыгском литературоведении роман в диаспорной литературе впервые становится предметом монографического исследования; выявляются особенности его поэтики и типологические черты. Тексты романов подвергаются историко-литературоведческому анализу. При этом автор широко использует достижения как литературоведения так и этнологии, историографии, философии, фольклористики, этнолингвистики, этнопсихологии, социологии и источниковедения; вводит в научный обиход малоизвестные отечественные и зарубежные источники для раскрытия художественного мира произведений. Автор диссертации впервые выявляет ключевые принципы или основания этнодуховной идентичности адыгов, позволяющие понять суть национальной литературы, создаваемой в диаспоре; вводит в адыговедение новое понятие – лъапсэ.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что она предлагает новый подход в изучении адыгской диаспорной литературы, и шире — национальной литературы, не только адыгской, но и других литератур диаспор народов Северного Кавказа и Абхазии. Ее выводы и материалы могут быть использованы при составлении программ и курсов лекций по адыгским литературам (кабардинской, адыгейской и черкесской), истории культуры и литературы других народов Северного Кавказа и Абхазии. Они также могут быть использованы при создании методических пособий по обучению студентов и детей адыгской диаспоры, в частности в адыгских школах в Иордании (например, школа им. Принца Хамзы в Аммане) и Сирии и др. Материалы диссертации также могут быть использованы для составления курсов лекций для студентов в Центре исследования языка и культуры адыгов в диаспоре в Аммане.

Апробация работы. Основные положения и научные результаты диссертации отражены в монографии: «Адыгская литературная диаспора. История. Этнодуховная идентичность. Поэтика», а также в статьях в научных сборниках и журналах, изданных в России и за рубежом (общим объемом более 35 п. л.).

Авторская концепция по изучению адыгской литературной диаспоры и многие положения настоящей диссертации были представлены на различных российских и международных кавказоведческих конференциях. Вот некоторые из них: Международная Конференция по проблемам изучения состояния адыгского и абхазского языков в диаспоре. (Турция, Стамбул – июнь 2002). Конференция «Вопросы изучения истории национальных литератур. Теория. Методология. Современные аспекты» (Москва, ИМЛИ РАН, 11 июня, 2008);

Первая Международная Конференция по проблемам сохранения и развития адыгского языка в черкесских диаспорах. (Иордания, Амман, 12-13 октября, 2008)

Структура диссертации подчинена главным принципам и содержанию работы. Исследование состоит из Введения, трех глав, Заключения и Библиографии.


Основное содержание работы


Во Введении обосновываются научная новизна, актуальность темы, цели и задачи диссертации, ее методология. Продуктивность исследования, обращенного к особенностям адыгской литературной диаспоры, вытекает из понимания особого положения части народа, находящейся вне исторической родины в условиях диаспоры и, возникающей при этом необходимости использования возможностей методологии этнологии с выходом на следующие основные понятия: «этническое самосознание», «этническая идентичность» и т. д., представленные в работах ведущих специалистов в этой области (В.А. Тишкова, Ю.В. Бромлея, М.В. Крюкова, А.И. Кузнецова, С.В. Чешко, З.П. Соколовой, Н.Д. Арутюновой, Л.Н. Гумилева и др.).

При этом автор исследования выявляет связь «духовного» и «этнического», указывая на то, что «духовность» – понятие, вмещающее в себя самые широкие параметры жизнедеятельности человека, народа, культуры, ее внутренний стержень. Она воплощена в поведенческих принципах нации, в искусстве, фольклоре, литературе, музыке, – в культуре в широком смысле этого слова, включающей, безусловно, и религиозную константу, как это представлено в лучших мыслительных традициях – от И.Г. Гердера до А.Н. Веселовского, А.А. Потебни, Г. Шпета и В.М. Жирмунского.

По той же причине уточняются некоторые понятия и термины, даже те (например, «диаспора», «эмиграция», «материк» и т. д.), которые вошли уже в научный обиход, тем более что до сих пор и по ним не существует единой позиции. Терминологические трудности связаны и с употреблением самих названий народа (этнонимов) – адыги, черкесы. Дается научное объяснение того, что в диаспоре не существует границы между представителями адыгской диаспоры по их узко субэтническим наименованиям. Все они объединены уже тем фактором, что у них единый этнический корень, и что они более не живут у себя на исторической родине. Адыгэ – самоназвание кабардинцев, адыгейцев и черкесов, проживающих преимущественно в трех республиках Российской Федерации: Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии и Адыгее.

Черкесы – исторический эндоэтноним адыгов. В мировую историю и литературу современные кабардинцы, адыгейцы и черкесы вошли под названием черкесы или адыги. Во Франции используют этноним «Circassian» (черкес). В британских и других западноевропейских изданиях – «Chercess» (черкес). Эта традиция не прерывается по сей день в зарубежном кавказоведении. Автор диссертации приводит ряд примеров употребления этого термина из трудов западных, ближневосточных и российских (до Октябрьской революции) ученых, как прошлых столетий, так и современных. Поскольку в работе исследуется диаспорная литература, то используются два однозначных этнонима – черкесы или адыги, под которыми подразумеваются кабардинцы, адыгейцы и черкесы.

В диаспоре адыги также отождествляют себя с абхазами, называя их братьями, учитывая их этническую близость, и во многом, соответственно, историю развития их культур. Поэтому нередки случаи употребления понятия адыго-абхазы.

В диссертации подчеркивается, что, черкесы, осознавая себя частью северекавказской диаспоры, в то же время четко выделяют себя среди других горце, так же как и среди иного социокультурного окружения, в котором они вынужденно оказались. При этом адыги выделяют как основание своей этнодуховной идентичности не только адыгский язык, но и ряд базовых понятий: лъапсэ, адыгэ хабзэ, адыгагъэ. Без понимания особенностей этнодуховной идентичности адыгов, невозможно понять культурологическую, этико-эстетическую логику и своеобразие художественных образов, художественного мира произведений адыгской диаспорной литературы. Понятие Лъапсэ, впервые вводимое автором диссертации, – основа национального самосознания, этнопсихологии адыгов; оно составляет систему целостной этнодуховной модели мира, включающую такие принципы этнодуховной идентичности или структурообразующие компоненты этноса, как адыгэ хабзэ, адыгагъэ, адыгэбзэ, неразрывно связаные с историей, исторической родиной и культурой народа; охватывает все стороны его жизни, становясь для диаспоры (как и для материковых адыгов) мотивом не только физического выживания, но и самосохранения и развития, прежде всего, как уникального этнодуховного и этнокультурного сообщества.

Автор исследования выделяет жанр исторического романа в диаспорной литературе, касается ряда важных проблем этнологии, этнопсихологии и философии истории адыгов. С одной стороны, эти дисциплины взаимодействуют и опираются на одни и те же источники и материалы, но у художественной литературы открываются неограниченные возможности в расширении круга объектов эстетического и художественного осмысления. С другой, они преследуют одну цель – поиск смыслов, установление цепочки взаимосвязанных смыслов бытийных, достигая своей цели разными путями.

Отчасти всем этим дисциплинам присущи научно-философский тип мышления, который входит и в сферу художественного мышления. Задача художественной литературы диаспоры, да и всей национальной литературы в целом – осмысление и образное обобщение исторических событий, изменивших во многом ход истории и ставших причиной массовой эмиграции народа, а также современной жизни, этнических явлений, индивидуальной жизни человека и народа в своей целостности с перспективой на будущее, хотя бы потому, что даже и в условиях диаспоры адыгский народ сумел предложить значительный пласт художественно-историософской литературы.


  1   2   3   4   5   6

Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©dis.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
АвтоРефераты
Главная страница