Вклад М. Лютера в обогащение словарно-фразеологического и паремиологического фонда современного немецкого языка


Скачать 476,93 Kb.
НазваниеВклад М. Лютера в обогащение словарно-фразеологического и паремиологического фонда современного немецкого языка
страница1/4
ПОЦЕЛУЕВА ЮЛИЯ ЕВГЕНЬЕВНА
Дата конвертации17.08.2012
Размер476,93 Kb.
ТипАвтореферат
СпециальностьЯзыки народов зарубежных стран (немецкий язык)
Год2010
  1   2   3   4


УДК 811.11:81’374(092) На правах рукописи


ПОЦЕЛУЕВА ЮЛИЯ ЕВГЕНЬЕВНА


Вклад М. Лютера в обогащение словарно-фразеологического и

паремиологического фонда современного немецкого языка


10.02.22 – языки народов зарубежных стран (немецкий язык)


Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук


Республика Казахстан

Алматы, 2010

Работа выполнена на кафедре романо-германской филологии Казахского университета международных отношений и мировых языков имени Абылай хана.


Научный руководитель: доктор филологических наук

профессор Карлинский А.Е.


Официальные оппоненты: доктор филологических наук

профессор Ахметова С.Г.

кандидат филологических наук

доцент Музгина Е.С.


Ведущая организация: Институт языкознания им.

А. Байтурсынова МОН РК


Защита состоится «27» августа 2010 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 14.14.01 по присуждению ученой степени доктора филологических наук при Казахском университете международных отношений и мировых языков имени Абылай хана по адресу: 050022, г. Алматы, ул. Муратбаева, 200.


С диссертацией можно ознакомиться в научном читальном зале им. М.М. Копыленко библиотеки Казахского университета международных отношений и мировых языков имени Абылай хана


Автореферат разослан « »_______ 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филол. наук, доцент Шайбакова Д.Д.

Введение


Общая характеристика работы. Настоящая работа посвящена изучению проблемы вклада отдельной личности в становление и развитие немецкого национального литературного языка. В истории каждого народа известны гениальные личности, которые оказали значительное влияние не только на развитие национальной культуры и общественного сознания, но и на становление и развитие системы выразительных средств родного литературного и обиходного языка. Для русского языка, например, это А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой и др., для казахского народа – Абай, М. Ауэзов и др., для немецкого народа – И. Гёте, Ф. Шиллер и др. Наряду с ними следует назвать и М. Лютера (1483-1546), который в силу определённых историко-политических и социальных событий начала XVI века сыграл важную роль в духовной жизни общества и внёс весомый вклад в язык. Надо отметить, что М. Лютер не является классиком литературы, но своей переводческой, общественно-политической, преподавательско-пропагандистской деятельностью он снискал глубокое уважение как среди интеллигенции, так и среди простых людей, стал основателем нового протестантского направления в христианской религии. А поскольку религия является составной частью национальной культуры, то влияние М. Лютера приобрело особое значение в развитии духовной культуры немецкого народа.

Актуальность поставленной проблемы исследования определяется двумя факторами:

  1. Проблемам взаимодействия языка и общества, языка и человека в лингвистике в последние десятилетие уделяется всё больше и больше внимания. Человек – явление биосоциального характера. С одной стороны, он обладает врождённой способностью к мышлению и коммуникации, с другой – он обязательный член социальных форм существования этноса, от семьи до государства. Язык как средство общения постоянно трансформируется в соответствии с изменениями в социально-экономической структуре общества. Наиболее чувствительным в этом отношении является лексико-фразеологический уровень языка, уровень номинативных единиц, отражающих предметы и явления общественной жизни. Эти изменения осуществляются усилиями отдельных, обычно неизвестных людей, членов данной языковой общности.

Словарно-фразеологический и паремиологический состав языка и речи как открытая и гибкая система, в которой находят своё отражение любые изменения в жизни народа (культура, нравственные ценности, модели поведения), непрерывно пополняется новообразованиями, словами, сочетаниями слов, речевыми клише. Со временем лексика любого языка испытывает не только качественные изменения (например, изменение фонетической оболочки, морфологического состава, семантики слов и словосочетаний и т.д.), но и количественные изменения, которые выражаются как в потере имевшихся ранее единиц, так и в непрерывном пополнении словарно-фразеологического и паремиологического состава новыми единицами. Установить же авторов возникающих инноваций очень сложно.

К экстралингвистическим причинам изменения словарно- фразеологического и паремиологического состава, т. е. причинам, которые лежат за пределами самого языка, относятся изменение общественных отношений, социального строя, культуры, науки, а также иные общественно-политические процессы.

Возникновение номинативных и речевых единиц связано с появлением новых представлений, новых потребностей языкового общения, новых экспрессивно-эмоциональных средств коммуникации. Новообразования могут существовать в речи лишь определённый период, а затем исчезают. Однако часть появляющегося словарно-фразеологического материала входит в основной словарный фонд данного народа, который сохраняется долгое время, образуя его сознание. Речевой фонд стереотипов также обогащается паремиологическим материалом, который не теряет актуальности длительное время. При этом нужно ещё раз особо подчеркнуть, что авторы новообразований зачастую остаются неизвестными. Однако путём изучения речевой деятельности такой знаковой личности, как М. Лютер, можно проследить её влияние на языковое и духовное развитие немецкого народа.

М. Лютер – философ, просветитель, деятель культуры, вошёл в историю не только как реформатор церкви, но и как реформатор языка.

Благодаря выполненному М. Лютером переводу Библии на немецкий язык, ему удалось заложить основы норм общенародного немецкого литературного языка, устранить противоречия между устной и письменной речью. Перевод Библии, ставший в своё время настоящей настольной народной книгой, способствовал тому, что и в современном словаре до сих пор присутствует значительный слой единиц от М. Лютера.

В данной работе предпринята попытка определить вклад конкретной личности в развитие литературной формы национального языка в свете современной антропоцентрической парадигмы в языкознании.

  1. Второй фактор, обуславливающий актуальность темы, – культурологический. Изучая различные явления языка и речи, мы пополняем наши знания не только в области его единиц и правил функционирования, но и в области национальной культуры. Все основные явления культуры (особенности материальной и духовной жизни общества) находят своё отражение в языке и речи. Изучение лютеризмов (лексико-фразеологический и паремиологический фонд) позволяет бросить взгляд на семантику этих единиц с позиций современной лингвокультурологии: познание культуры немецкого народа через язык и речь.

Объектом настоящего исследования являются пути обогащения системы выразительных средств языка в антропоцентрической и культурологической парадигме.

В качестве предмета исследования выступает словарно- фразеологический и паремиологический фонд немецкого языка, обогащённый благодаря

М. Лютеру.

Целью настоящего исследования является: определение роли М. Лютера в обогащении словарно-фразеологического и паремиологического фонда современного немецкого языка.

Из поставленной цели вытекает ряд конкретных задач:

1) из текстов М. Лютера (перевод Библии, Застольные речи и другие публикации) отобрать словарно-фразеологический и паремиологический корпус единиц, нашедших своё широкое употребление в современной немецкой речи благодаря М. Лютеру;

2) дать классификацию неологизмов М. Лютера на основе их семантического и структурного описания;

3) проследить функционирование этих словарно-фразеологических и паремиологических единиц в речи в диахронии и синхронии;

4) определить лингвокультурологическую составляющую в семантике лютеризмов;

5) определить роль языковой личности в формировании и развитии литературной формы национального языка.

Научная новизна работы определяется тем, что, хотя такая проблема, как «язык и личность» всесторонне исследуется последнее время, работы, где бы рассматривался вклад конкретной личности в обогащение словарно-фразеологического и паремиологического фонда национального языка, всё ещё крайне редки.

Лютеризмы исследовались в немецкой литературе, но они разбросаны по разным справочникам и рассматривались, главным образом, с точки зрения теологических и философских взглядов автора. Однако детальный, типологический анализ с позиций новейших достижений лингвистики (фразеология, паремиология и др.) пока ещё отсутствует.

Теоретические положения, выносимые на защиту:

  1. Мартин Лютер как национальная языковая личность сыграл важную роль в историческом развитии немецкого народа, его культуры и языка.

  2. Все возникающие в языке инновации отражают основные закономерности структуры и функционирования данного языка. В области словаря – это расширение семантики уже существующих слов, создание новых слов, заимствования из других языков и диалектов; в области фразеологии – это сочетания различных типов непредикативного характера; в области паремиологии – это речевые штампы предикативного типа в виде предложений или комплекса предложений.

  3. Живучесть неологизмов, созданных в определённую историческую эпоху, определяется их включением в систему культурологических факторов (нормы отношений между людьми, их внутренние и внешние характеристики и т.д.).

  4. Языковые явления сохраняются на протяжении некоторого, иногда довольно длительного времени, однако при этом они могут претерпевать изменения, что может быть связано с переменами условий жизни данного народа (например, социального строя и т.д.).

Теоретическая значимость работы. Теоретическую базу исследования

составляют теории и концепции отечественных и зарубежных учёных в области антропоцентрической лингвистики, истории языка, фразеологии, прагмалингвистики.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что предполагаемые результаты углубят теоретические основы изучения вклада конкретной личности в развитие и обогащение национального языка, а также пополнят корпус существующих исследований в области фразеологии и паремиологии (обоснование их предмета и специфики).

Практическая ценность работы обусловлена тем, что материалы исследования могут быть использованы на лекциях и семинарах по истории немецкого языка, на аудиторных занятиях по практике устной и письменной речи немецкого языка, а также в практике двуязычной (немецко-русской) лексикографии.

В работе в качестве источников языкового материала используются труды М. Лютера в 22 томах [1], Библия на немецком [2] и русском языках [3], а также ряд авторитетных лексикографических изданий.

Методы исследования. Цель и задачи настоящей работы, в основе которой лежит принцип антропоцентрического подхода к рассматриваемой проблематике, обусловили необходимость использования следующих методов исследования: метод наблюдения и описания языковых фактов, сравнительно-исторический метод и сравнительно-сопоставительный метод (например, при семантическом и культурологическом анализе языковых единиц и единиц речи).

Апробация работы. Результаты работы апробированы на межвузовской научно-практической конференции, посвящённой 75-летию со дня рождения профессора Н.М. Курманбаева «Мышление. Язык. Лингводидактика» (Алматы, 2000), Второй международной научно-практической конференции, посвящённой 80-летию профессора М.М. Копыленко (Алматы, 2001), международной научно-практической конференции, посвящённой 10-летию независимости Республики Казахстан и 60-летию Казахского государственного университета международных отношений и мировых языков им. Абылай хана «Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков» (Алматы 2001), международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы межкультурной коммуникации и перевода» (Алматы, 2001), международной конференции «Русский язык в социально-культурном пространстве 21 века» (Алматы 2001), международной научно-практической конференции «Мир языка» (Алматы, 2002), международной конференции «Современный мир: доминирующие стратегии развития» (Алматы, 2007), а также на методических семинарах: «Страноведение и методика/ дидактика преподавания немецкого языка» (Дюссельдорф, институт им. Гёте, 2005), «Межкультурный фактор при работе над словарём» (Алматы, Казахстанско-Немецкий университет, 2006). Содержание диссертации отражено в 9 публикациях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, основной части, включающей три раздела с выводами после каждого раздела, заключения, списка использованной литературы, состоящего из 145 наименований, приложения (немецко-русский словарь лютеризмов). Общий объём текста диссертации – 124 стр.


Основная часть


Во введении обоснованы актуальность исследуемой проблемы, определены объект, предмет, цель и задачи исследования, указаны его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первый раздел работы «Теоретические основы исследования» состоит из трёх глав. В первой главе рассматриваются понятия языковой личности и культуры, вторая глава представляет личность М. Лютера в свете немецкой истории и языка, в третьей главе даётся определение исходных понятий исследования.

В основу настоящего исследования положен принцип антропоцентризма, связывающий все языковые проблемы с человеком, личностью. Изучение проблемы взаимодействия языка и человека привело к возникновению термина «языковая личность».

В настоящее время это понятие хорошо разработано в лингвистической науке (В.В. Виноградов, Ю.Н. Караулов, В.Г. Гак, Г.И. Богин и др.) и рассматривается учёными с разных позиций. С использованием как синхронного, так и диахронного подхода учёные стремятся сегодня к постижению «языковой личности» как личности, «выраженной в языке и через язык», выявлению особенностей «языковой личности», созданию «социолингвистического портрета» отдельной личности в определённый период истории языка и т.д. (Н.И. Гайнуллина, О.Ф. Кучеренко, Ю.Д. Апресян и др.). Для ряда работ характерно стремление найти подход к человеку через язык и выявить роль языка в создании духовной культуры.

Наша работа – это попытка установить на базе конкретного языкового материала роль отдельной личности в развитии, формировании, обогащении языка в целом и в отдельных его аспектах, рассматривая как языковую национальную личность Мартина Лютера.

Упомянутые выше аспекты представляют собой подвижные и наблюдаемые единицы словарно-фразеологической и паремиологической системы, потому что именно они наиболее ярко характеризуют представления говорящего о моральных, этических и прочих нормах, иллюстрируемых определёнными житейскими ситуациями. А по аналогии с говорящим, т. е. через языковую личность, можно получить представление о национальном характере данного народа, выявить национально-культурную специфику языка.

Надо отметить, что анализ культуры с позиции лингвистики и её методами заметно обогащает понимание и самой культуры, и языка. По Е.М. Верещагину, культура как общественное явление – «это совокупность материальных и духовных ценностей, накопленных и накапливаемых определённой общностью людей…» [4, с. 35]. Человек живёт и воспроизводит себя в условиях культуры, отражающей особенности материальной (еда, одежда, жилище) и духовной (обычаи, ценности, межличностные отношения и др.) жизни общества. Национальная языковая личность воплощает национальные особенности истории, культуры носителей данного языка.

Таким образом, вклад отдельной личности в понятийный фонд языка предполагает вклад в культуру, влияние на развитие духовной жизни народа –

носителя языка.

Конечно, возможность оказывать влияние и степень этого влияния обусловлены не только сугубо личностными характеристиками отдельного человека, но и рядом факторов, среди которых большую роль играет временное стечение обстоятельств, предполагающее ожидание обществом определённых политических и социальных перемен.

Деятельность М. Лютера приходится на переломный для страны и общества период, когда формировались предпосылки для становления немецкой нации и абсолютно очевидной стала необходимость выполнения языком своей основной функции в нарождающейся нации – консолидирующей всех носителей языка в единое целое.

В политически раздробленной Германии ранненововерхненемецкого периода (1350-1650 гг.) процесс формирования национального языка протекал медленнее, чем в других европейских странах, таких, например, как Франция и Италия. Земли Германии в то время долго оставались разбитыми на мелкие княжества, «…диалект выступал как основная форма существования языка» [5, с. 179]. При этом существовало чёткое разграничение нижне- и верхненемецких диалектов, весомые противоречия между устной и письменной речью. Вместе с тем ранненововерхненемецкий период характеризуется в определённом смысле как переломный период, период реформации и прогресса.

М. Лютер понимал, что на фоне бурного социально-экономического развития, факта изобретения книгопечатания поиск оптимального варианта «общего» немецкого языка является важной задачей.

Надо заметить, что М. Лютер не был лингвистом и сознательно не ставил перед собой цели решать языковые проблемы. Он был, прежде всего, служителем Церкви, глубоко верующим человеком. В 1511 году, будучи членом августинского монашеского ордена, М. Лютер совершил паломничество в Рим и пришёл к убеждению в необходимости перестройки всей церковной жизнедеятельности. Свои взгляды он изложил в 95 тезисах, день оглашения которых (31 октября 1517 г.) стал считаться началом открытого реформационного движения в Церкви.

Учение М. Лютера пропитано гуманизмом и нравственным радикализмом. В своих посланиях, застольных речах он проповедует духовность, моральные ценности, говорит о важности воспитания и образования молодёжи. М. Лютер создаёт религиозные гимны, песни, собирает народные сказки, переводит притчи, басни, воплощающие народную мудрость и имеющие назидательный характер.

Но основная заслуга М. Лютера состоит в его переводе Библии на немецкий язык, который был сделан с древнееврейского (Ветхий Завет) и древнегреческого (Новый Завет) первоначальных текстов (все переводы Библии периода средневековья, исключая, пожалуй, только Ульфилу, который переводил Библию с греческого на готский, имели своей основой официальный латинский перевод Библии, так называемую Вульгату). При этом М. Лютер стремился не только максимально точно придерживаться оригинала, но и «оживить» текст. Будучи сам выходцем из простой семьи, он сознательно стремился достичь народности слога, сделать немецкий текст ярким, выразительным и, главное, понятным, доступным каждому. Свой переводческий приём он объясняет в труде «Sendbrief vom Dolmetschen»: «…не нужно спрашивать латинские буквы о том, как говорить по-немецки…, нужно спрашивать об этом мать в доме, детей на улице, простого человека на базаре, смотреть им в рот и запоминать, как они говорят, и соответственно переводить, тогда тебя поймут»1 [6, с. 17].

Важно отметить, что М. Лютер не изобретал свой собственный язык, большей частью он перенял тип канцелярского языка, который был в то время очень распространён. Опираясь на восточносредненемецкую традицию, т. к. именно Саксония была в то время географическим центром и центром экономического и культурного развития, а соответственно центром основного переплетения диалектов, М. Лютер превосходно реализовал свой переводческий принцип. Обладая ярким языкотворческим талантом, он «переиначил» язык канцелярий, находившийся в большой зависимости от латинского образца, так, чтобы он стал обладать силой влиять, как хотел М. Лютер, не только на отдельных учёных и князей, но и на самые широкие слои читателей. Создание индивидуального стиля, особый строй предложения, но, прежде всего, словообразование, лексика М. Лютера объясняются присущим его личности и творчеству стремлением к народности.

Доступность, яркость, увлекательность текстов и, в немалой степени, авторитет М. Лютера обусловили широкую популярность лютеровского перевода, получившего общегерманскую значимость. Перевод Библии стал настольной книгой для всех немцев, независимо от вероисповедания. Также широчайшее распространение получили другие труды М. Лютера: катехизис, псалмы, церковные гимны, трактаты, проповеди, послания, излагающие основы учения реформированной Церкви, басни и т. д.

Существовавшие языковые тенденции получили благодаря этому неслыханный импульс. Перевод М. Лютера способствовал преодолению диалектных различий в Германии того времени, а также устранению противоречий устной и письменной речи. Таким образом, можно утверждать, что М. Лютер ещё до политического объединения Германии заложил основы её языкового единения, основы норм общенемецкого национального языка.

Своей деятельностью М. Лютер во многом повлиял на переоценку ценностей, переосмысление людьми их отношения к церкви, к религии. Его труды пользовались невероятной популярностью, по «книгам Лютера» обучались в школе, их заучивали наизусть. Таким образом, многие его крылатые слова и выражения в своё время вошли и прочно закрепились в основном фонде немецкого языка и не утратили своей актуальности до сих пор, хотя со времени перевода Библии и творчества М. Лютера прошло уже более 500 лет.

В последующих главах нашей работы мы попытаемся определить вклад М. Лютера в словарно-фразеологический и паремиологический фонд немецкого языка и речи, рассматривая его крылатые слова с точки зрения их семантической и культурной специфики и стремясь выявить причины их долголетия. Но прежде обратимся ещё к некоторым терминологическим вопросам.

Итак, как уже упоминалось ранее, одним из наиболее актуальных явлений в современном языкознании является так называемая антропоцентрическая парадигма о языке, которая ставит в центр внимания всех лингвистических проблем вопрос о связи человека и языка. Основоположником этого направления следует признать выдающегося немецкого философа, лингвиста и государственного деятеля Вильгельма фон Гумбольдта, который впервые подчеркнул центральную роль человека как мыслящего и говорящего существа (homo sapiens et homo loguens) в возникновении и развитии языка [7, с. 95].

Одно из приоритетных направлений лингвистических исследований на сегодняшний день ориентировано на выявление и познание таких феноменов, как язык, человек, этнос, культура. Среди научных дисциплин, призванных войти в комплекс лингвокультуроведческих наук для решения этих задач, большое значение уделяется лингвокультурологии, которая переживает сегодня стадию своего становления и развития. А.Т. Хроленко, говоря о статусе лингвокультурологии как научной дисциплины выделяет ей центральное место в системе лингвистического комплекса, определяя её объектом язык и культуру, а предметом «…фундаментальные вопросы, связанные с преобразующей стороной связи языка и культуры: изменения языка и его единиц, обусловленные динамикой культуры, а также преобразования в структуре и изменения в функционировании культуры, предопределённые языковой реализацией культурных смыслов» [8, с. 31].

Для лингвокультурологии интересен прежде всего лексико- фразеологический и паремиологический фонд языка, так как в первую очередь его исследования ведут к познанию языка и человека/личности, языка и общества, языка и культуры, а также частных и универсальных механизмов их взаимодействия и взаимовлияния. Язык – это сложное системно-структурное образование, элементы которого используются человеком для выражения своих мыслей и чувств в процессе общения. Мы не знаем, какими были люди, создавшие язык, но нам хорошо известно из письменной истории и литературы, что язык не представляет собой застывший феномен, а находится в постоянном изменении под влиянием, главным образом, внешних социокультурных факторов. В этом отношении очень важно установить роль личности в языкотворческом процессе. А так как каждый язык отражает национальные особенности культуры носителя языка, можно говорить о роли национальной языковой личности.

Обратимся теперь к некоторым вопросам, касающимся статуса лексикологии, фразеологии и паремиологии как научных дисциплин.

В нашей работе мы исходим из общепринятого в современной лингвистике подхода, согласно которому язык рассматривается как системно-уровневое образование, для которого характерны отношения иерархии между уровнями и отношения парадигматики и синтагматики. Все уровни изоморфны друг другу, они состоят из системы специфических единиц (парадигматика) и правил их функционирования на синтагматической оси (синтагматика). Различается три уровня. Первый уровень – фонологический, единицами данного уровня являются фонемы, а правилами их сочетаемости и функционирования занимается фонотактика. Второй уровень – лексический, единицы данного уровня – лексемы, их изучает фразеология. И, наконец, третий уровень – грамматический, изучением единиц данного уровня – морфем – занимается синтаксис. Соответственно в языковой системе есть два типа отношений: парадигматические – это ассоциативные отношения между единицами данного уровня (фонемы, лексемы, морфемы) и синтагматические отношения между единицами в высказывании (фонотактика, фразеология, синтаксис) [9, с. 105].

Итак, если рассматривать фразеологию как лексическую синтагматику, как учение о правилах сочетаемости лексем и законах фразеообразования, то таким образом достигается чёткое разграничение лексикологии (учения о лексемах) и фразеологии (учении о сочетаемости лексем). Также такое определение объекта фразеологии как лингвистической дисциплины позволяет строго определить её границы относительно других лингвистических дисциплин, для которых воспроизводимые единицы на всех уровнях не являются объектом непосредственного исследования, а служат только материалом для достижения своих целей. Так, паремиология – наука о пословицах на уровне предложения и выше – не является частью фразеологии, хотя её единицы являются высокопроизводимыми и их изучение представляет большой интерес, например, для страноведения, культуроведения, этнографии и т.п.

Предметом исследования науки паремиологии являются единицы, традиционно обозначаемые как «пословицы», т.е. образные изречения народа, в которых хранится и передаётся из поколения в поколение повседневный опыт людей, принадлежащих к определённым этнокультурным общностям, их традиции, обычаи, верования, ментальность. Структурно пословицы являют собой предложения. Представляя собой законченную мысль, они фигурируют в речи в своём постоянном и неизменном облике и не требуют дополнений, смыслы предложений шире суждений и умозаключений. «Логическим субстратом предложений являются суждения и умозаключения, которые также отражают отношения между предметами мысли. Данные типы отношений выражаются в речи при помощи особой семантической категории – предикативности, которая даёт возможность говорящему соотносить всё высказывание с конкретной ситуацией» [10, с. 38]. Говорящий при помощи грамматических средств (категорий глагола: время, лицо, число, наклонение) соотносит высказывание со своим речевым контекстом. Пословицы чаще всего употребляются в совершенно конкретной ситуации, но не обозначают её конкретных элементов, а ставят всю ситуацию в связь с какой-либо общей, общеизвестной закономерностью, которую они собственно и выражают. Пословицы в обобщённом виде констатируют свойства людей и явлений («вот как бывает»), дают им оценку («то хорошо, а это плохо») или предписывают образ действий («следует или не следует поступать так-то»).

Надо отметить, что обозначение «пословица» обычно употребляется в связке с «поговоркой». «Поговорки – … это также устойчивые речевые произведения в виде законченных предложений, но с множественной референцией отдельных компонентов... Ср. А что я там не видел «Меня не интересует то место, куда меня приглашают», где вместо «там» может использоваться: у друга, на работе, на стадионе и т. п.» [10, с. 45].

Таким образом, пословицы и поговорки, являющиеся предметом исследования науки паремиологии – это «специфические, воспроизводимые предикативные единицы речи в виде цельнооформленных предложений, отражающих типизированные ситуации человеческого бытия в условиях данной культуры» [10, с. 45]. Для обозначения этих единиц мы в дальнейшем, в нашей работе, используем термин «паремиологизм» (гр. –

«пословица, притча), образованный по аналогии с термином «фразеологизм».

Все выше рассмотренные единицы, т.е. отдельные слова, фразеологизмы, паремиологизмы, могут быть объединены одним термином «крылатые слова» (также: «крылатые выражения», «крылатые фразы») при одном условии, а именно, при наличии автора или указании источника их происхождения.

По своей структуре и свойствам факты, объединяемые термином «крылатые слова», могут быть весьма неоднородными. Это могут быть краткие цитаты, изречения исторических лиц, образные выражения, имена мифологических и литературных персонажей, ставшие нарицательными и т.д. Таким образом, что касается формы, крылатые слова могут выступать и в форме отдельных слов, и словосочетаний, а также на уровне предложения и выше.

В немецком языке большое количество крылатых слов имеет своим источником античную мифологию, фольклор, а также они возникают под влиянием определённых исторических и политических событий. И, конечно, очень много крылатых слов библейского происхождения, многие из которых вошли в немецкую народную речь благодаря переводу М. Лютера.

Итак, сделаем некоторые обобщения, дав определения основополагающим лингвистическим понятиям, необходимым для анализа лютеризмов:

  1. Слово (синоним: лексема) – это сочетание значения (план содержания) с определённым звукокомплексом (план выражения), способное входить в связи с другими словами на основе их лексико-грамматических особенностей и по правилам синтагматики данного языка [11, с. 112].

  2. Фразеологизмы (фразеосочетания, фраземы) – это номинативные единицы непредикативного типа, структурно представленные в виде любых сочетаний лексем, меньше чем предложение, с различной степенью устойчивости и идиоматичности. Фразеологизмы являются предметом исследования фразеологии, науки о правилах сочетаемости лексем и законах фразеообразования.

  3. Паремиологизмы (традиционно обозначаемые как пословицы и поговорки) – это речевые предикативные штампы, имеющие грамматическую структуру предложения, представляющие собой законченные образные высказывания, с характерной назидательной направленностью. Паремиологизмы являются предметом исследования науки паремиологии.

  4. Крылатые слова – это общеизвестные цитируемые слова, выражения, изречения любой грамматической структуры, чей автор или первоисточник известен.

В нашей работе мы пользуемся дуальной терминологией: фразеологизмы (язык) – паремиологизмы (речь) с учётом их семантической специфики. Их органическая связь является очевидной: фраземы, как и лексемы, реализуются в ситуативных высказываниях говорящего, а паремиологизмы строятся из сочетаний номинативных единиц.

  1   2   3   4

Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©dis.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
АвтоРефераты
Главная страница