Кризис партии тори и формирование политической стратегии британского консерватизма (1828


Скачать 362,33 Kb.
НазваниеКризис партии тори и формирование политической стратегии британского консерватизма (1828
страница1/4
Клочков Виктор Викторович
Дата конвертации19.08.2012
Размер362,33 Kb.
ТипАвтореферат
СпециальностьВсеобщая история (новая и новейшая история)
Год1999
На соискание ученой степениКандидат исторических наук
  1   2   3   4





На правах рукописи


Клочков Виктор Викторович

Кризис партии тори и формирование политической

стратегии британского консерватизма (1828 - 1835 гг.)

Специальность 07.00.03 - всеобщая история

(новая и новейшая история)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Ростов-на-Дону

1999


Диссертация выполнена

на кафедре новой и новейшей истории

исторического факультета

Ростовского государственного университета

Научный руководитель

-доктор исторических наук,

профессор И. М. Узнародов

Официальные оппоненты

- доктор исторических наук,

профессор А. В. Мирошников,




- кандидат исторических наук,

доцент А. А. Егоров

Ведущая организация

Кубанский государственный университет

(г. Краснодар)

Защита состоится " 21 " января 2000 г. в 14 00 на заседании Диссертационного совета Д. 063. 52. 02. по историческим наукам при Ростовском государственном университете по адресу: Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ростовского государственного университета (ул. Пушкинская, 148)

Автореферат разослан " ___ " ____________ 1999 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Т. Ф. Ермоленко


Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. История Великобритании в 30-е гг. XIX в. является достаточно традиционным объектом для исследования, привлекая внимание историков прежде всего чрезвычайной насыщенностью важными событиями в политической жизни страны, которые оказали решающее влияние на формирование капиталистических отношений в социальной сфере.

Вместе с тем представляется вполне очевидным, что многие проблемы, связанные с историей этого сложного реформаторского периода, оставаясь все еще малоизученными, не могут не привлечь внимание современного исследователя своей актуальностью. В ряду таких проблем для Великобритании как страны классического парламентаризма особое место занимает изучение партийно-политической системы страны и истории становления ее ведущих политических партий - тори и вигов. В виду того, что в первой половине 30-х гг. XIX в. тори-консерваторы несколько опережали своих политических конкурентов в создании партийной структуры и разработке форм и методов парламентской организации, детальный анализ их деятельности в указанном направлении представляется особенно актуальным с точки зрения перспектив подобного исследования. Нельзя игнорировать также и то обстоятельство, что в последнее время значительно возрос интерес профессиональных историков к проблемам, связанным с историей консерватизма, что не в последнюю очередь обусловлено как отсутствием обобщающих работ по истории политических партий в XIX в., так и стремлением в новой исторической реальности проанализировать феномен консерватизма и восполнить указанные историографические пробелы, попытавшись создать целостную историю консервативной партии и ее лидеров.

Объектом исследования в данной работе является деятельность партии тори-консерваторов в конце 20-х - середине 30-х гг. XIX в., когда происходили серьезная трансформация ее организационной структуры, радикальное изменение политических принципов и постепенное формирование новой партийной стратегии и тактики.

Хронологические рамки. Рассматриваемый в работе период ограничен временем с января 1828 г., когда к власти пришла последняя торийская администрация герцога Веллингтона, до отставки первого консервативного кабинета Роберта Пиля в начале апреля 1835 г. Подобный выбор обусловлен несколькими обстоятельствами историографического и исследовательского характера. Дело в том, что современных исследователей в основном привлекает период, когда происходил, либо уже произошел раскол консервативной партии в результате кризиса, вызванного отменой хлебных законов в 1846 г. С другой стороны, количество работ, в которых рассматривается период 30 - середины 40-х гг. XIX в., имеющий чрезвычайно важное значение с точки зрения становления организационной структуры консервативной партии и ее политических принципов, остается незначительным.

Историография. История партийно-политической системы прочно занимает одно из важнейших мест в британской исторической науке с середины 20-х гг. нашего столетия, когда английские историки, по справедливому замечанию Д. Тревельяна, оказались "... на пороге серьезных исследований двухпартийной системы как института английской жизни".

В послевоенный период исследовательские интересы британских специалистов в изучении политической истории страны претерпели серьезные изменения. Главное из них заключалось в том, что если прежде британские историки сосредоточивали внимание по преимуществу на парламентской и административной истории, взаимоотношении различных ветвей власти и государст­венных органов, то в указанный период в центре их внимания оказалась исто­рическая эволюция британской партийно-политической системы. Именно в это время формируется основная проблематика исследований, затрагивающая такие важные вопросы, как время становления партийно-политической системы и основные этапы ее развития, характер политических партий и особенности их организационного строения в различные исторические эпохи, а также оценка влияния двухпартийной системы на процесс государственного управления на разных этапах исторического развития страны.

Пристальный интерес британских историков к проблемам становления и развития пар­тийно-политической системы Великобритании во второй половине нашего столетия формировался под воздействием выработанного либеральной историографией, ведущей свое начало от трудов Маколея и Тревельяна,1 представления о британском государственном управле­нии как партийном правлении. Однако в силу определенной трансформации представлений о характере распределения властных функций в политической организации британского общества в XIX в., происходящей в настоящее время, традиционная либеральная оценка несколько модернизируется. Принципиально важна в этом отношении позиция Ф. Формана, высказавшего убеждение в том, что концепция классической либеральной историографии о центральной роли парламента в полити­ческой истории Великобритании применима только к узкому, хотя и несомненно важному периоду 1832 - 1867 гг. До этого периода существенную роль в государственном управлении играли монар­хия и кабинет министров, а после него ведущую позицию в поли­тической системе заняли партии.2

Модификация традиционной либеральной оценки роли и деятельности политических партий страны в 20 - 40-е гг. XIX в. связана также с предпринятой во второй четверти нашего столетия представителями консервативного направления Л. Нэмиром и Г. Баттерфилдом попыткой пересмотреть сложившуюся концепцию политической истории Великобри­тании, изображавшую вигов и их наследников либералов в качестве главных творцов английской либеральной демократии. Консервативные авторы попытались обратить внимание на то, что деятельность партии тори-консерваторов в пореформенный период нуждается в детальном изучении, поскольку имеются основания предполагать их важную роль в становлении и развитии традиций английского конституционализма и демокра­тии.3

Позиция консервативных авторов, своеобразный "консервативный ревизионизм" в значительной мере определил развитие британской историографии в середине 50 - конце 70-х гг. нашего столетия, способствуя постепенному сближению позиций представителей либерального и консервативного направления, определению новых тем для исследования и смягчению порой весьма резких трактовок в оценке политики вигов и тори-консерваторов в 20 - 40-е гг. XIX в. Показательны в этом отношении суждения и выводы известно­го либерального ученого А. Бриггса, по мнению которого английские историки, представители современной либеральной историографии, стали гораздо критичнее в отношении политиче­ской риторики британских государственных деятелей XIX в., оценивая гораздо скромнее преобразования изучаемого периода.4

Подобный подход, основанный на сближении позиций историков либерального и консервативного направлений способствовал постепенному отказу от партийных пристрастий при рассмотрении истории двухпартийной системы и выработке единого теорети­ческого критерия в оценке исторической роли, успехов и неудач как вигов, так и тори-консерваторов.

Решающее влияние на окончательное формирование такого подхода к изучению истории консервативной партии в современной историографии оказали работы известного английского историка, профессора колледжа Св. Андрея в Сан Сальвадоре Нормана Гэша.5 По мнению автора, выражающего достаточно широко распространенное среди британских историков мнение, решающее значение в становлении на английской политической сцене партий в современном смысле этого слова, имел период 1830 - 1870-х годов, когда были проведены две парламентские реформы, расширившие избирательное право, а также ряд социальных и экономических мероприятий, ограничивавших интересы земельной аристокра­тии и укреплявших позиции промышленной буржуазии. Согласно Гэшу, смена тори и вигами в этот период своих названий на консерваторов и либералов не была случайной, но означала складывание новой двухпартийной системы, которая преодолела политический догматизм, присущий тори и вигам, прежней двухпартийной системе в целом. Названия "консерваторы" и "либералы" в отличие от названий "тори" и "виги" заключают для Гэша и разделя­ющих его концепцию историков положительный смысл, а конституирование двухпартийной системы консерваторы - либералы означает вступление Великобритании в этап либеральной демократии.6 В работах Гэша были впервые сформулированы многие вопросы, вокруг которых развернулись оживленные историографические дискуссии в последнее двадцатилетие. Среди них особого внимания заслуживают проблемы определения места и исторической роли "либерального торизма" в кризисном развитии партии тори, расколотой во второй половине 20-х гг. XIX в. на несколько политических группировок, влияния парламентской реформы 1832 г. на становление новых консервативных принципов, разработки парламентской стратегии и тактики консерваторов в период работы первого пореформенного парламента, а также появления принципиально новых форм и методов обеспечения партийного единства консерваторов, связанных с постепенным становлением в 30-е гг. прошлого века организационной структуры партии.

Исследования Нормана Гэша составили эпоху в английской историографии консервативной партии, послужив базой для переосмысления ее истории, развернувшегося в последние два десятилетия. Однако уже в середине 60-х гг. в работах двух других ведущих историков консерватизма - Джона Китсона Кларка и Роберта Стюарта,7 некоторые из затронутых Гэшем проблем рассматривались несколько в ином ключе.

Так, в отличие от Гэша, Стюарт был более сдержан в оценке "либерального торизма", указывая, что либерализм новых тори ограничивался преимущественно сферами тарифной и внешней политики.8 По-разному оценивали указанные авторы и деятельность последнего торийского кабинета герцога Веллингтона. Профессор Гэш обращал внимание на то обстоятельство, что поражение правительства носило технический характер и имело своей главной причиной не столько отсутствие четко оформленных политических принципов, сколько недостаток тактической гибкости его лидера Веллингтона. Китсон Кларк же считал поражение Веллингтона поражением традиционного торийского режима, но ни в коем случае не партии тори, окончательный раскол которой в 1830 г. стал отправной точкой в формировании новой системы обеспечения партийного единства и нового комплекса политических принципов.9 Наконец, серьезные разночтения имеются в оценках указанными авторами "Манифеста из Тамуорта" как программного документа нового консерватизма. Профессор Кларк считал "Манифест" обращением ко всей нации, в котором со всей возможной честностью излагались принципы консервативной партии и основные направления ее деятельности в парламенте, а также обозначались те основные ценности, которые партия Пиля намерена защищать.10

Британские историки 60 - 70-х гг. признают узкий социальный состав консервативной партии в 20 - 40-е гг. XIX в. Она оставались оплотом земельной аристократии, но по утверждению профессора Гэша, ее состав не всегда был тождествен направленности политики консерваторов, поскольку после парламентской реформы 1832 г. партия стремилась опираться на общественное мнение,11 развивая принципы "антидоктринерской и прагматической" политики, более ориентирующейся на "экспериментальные импровизации", чем на чьи-либо социальные интересы.12 Скромные результаты практической деятельности консерваторов в период пребывания у власти первого правительства Роберта Пиля в 1834 - 1835 гг. не в последнюю очередь объясняются именно издержками "прагматического рационализма" и эксперимен­тального характера их стратегии.

Особое место в современной историографии консервативной партии занимают вопросы, связанные с исследованием роли и значения имеющихся внутри партии политических группировок для перспектив ее дальнейшего развития, изучением механизмов обеспечения внутрипартийного единства, а также анализом проблемы политического лидерства Роберта Пиля в пореформенный период. Эволюция консервативной партии в 1828 - 1835 гг. трактуется Р. Стюартом как острое со­перничество разных группировок, завершившееся торжеством либеральной фракции. Он выделяет три фракции: "ультра", или классические тори, которые бескомпромиссно отстаивали прерогативы монархии, права и привилегии официальной англиканской церкви и земельной аристократии и гегемонию Англии в Великобритании; заднескамеечники-тори в целом отрицательно относились к реформам, но считали необходимым в случае одобре­ния их парламентом принять нововведения, по возможности используя их в интере­сах партии; тори-либералы, или собственно консерваторы, настаивали на необходимости строить политику партии с учетом общественного мнения, выступая инициаторами нововведении тогда, когда последние станут требованием нации.13 Р. Блейк также разделяет консерва­торов на три фракции, но, помимо "ультра" и либералов, включает в них так называемых "радикальных тори", выступавших за более полный учет интересов различных социальных слоев в консервативной политике.14

Гэшу, Стюарту и Блейку присущ повышенный интерес к деятелям, которые осуществляли либерализацию политики партии тори, способствуя выработке новых политических принципов и тем самым постепенной трансформации тори в консервативную партию. Предшественниками либерального торизма традиционно считают Ливерпуля и Каннинга, тогда как его отцами-основателями, преобразовавшими тори в консервативную партию, полагают Р. Пиля и Б. Дизраэли. В со­временной британской историографии существует большое количество работ, исследующих деятельность Пиля как создателя новой стратегии консерваторов.

Последние два десятилетия составили весьма характерный период в новейшей истории изучения консервативной партии. В это время появляются три фундаментальных обобщающих исследования политической стратегии и тактики британского консерватизма в XIX столетии: Ф. О¢Гормана, профессора исторического факультета Эксетерского университета Брюса Колмана и коллективный труд по истории консерватизма в XIX - XX вв. под общей редакцией Нормана Гэша.15 Указанные работы в определенном смысле представляли собой историографический итог предшествующего тридцатилетия.

Вместе с тем, в 70 - начале 90-х гг. нашего столетия в английской историографии начинается определенное переосмысление истории консервативной партии, развернувшееся сразу по нескольким направлениям. Современные авторы проявили, как представляется, вполне обоснованный скептицизм в отношении тех успехов, которые были достигнуты консерваторами в обретении поддержки широких социальных слоев в период 1832 - 1835 гг. В частности, Дэвид Купер, анализируя результаты парламентских выборов 1831 и 1832 гг., указывал, что поддержка средним классом консервативной партии в тот период была минимальна, а также акцентировал внимание на "авторитарной стороне пилизма", которую обычно не рассматривают другие исследователи.16 Противоречивые отношения консервативной партии с нонконформистами проанализированы в двух работах Ричарда Брента.17

Переоценке подвергаются и достижения Роберта Пиля по разработке политических принципов, парламентской стратегии и тактики консервативной партии во время ее пребывания в оппозиции после 1830 г. Самыми характерными в этом отношении являются работы тьютора Пемброкского колледжа Оксфордского университета Дэвида Иствуда и Яна Ньюболда, в которых не без оснований указывается, что Пиль, несмотря на все его заслуги в формировании политических принципов консерватизма, не осознал всей важности партийных институтов для успешного их проведения в жизнь.18 В работах Бойда Хилтона подвергается сомнению также интеллектуальное лидерство Пиля, что еще раз подтверждает формирование в новейшей британской историографии весьма осторожного подхода к оценке стратегических и тактических достижений консерваторов в 1828 - 1835 гг.19

Что касается отечественной историографии партийно-политической системы Великобритании конца 20 - середины 30-х гг. XIX в., то она, по сути, находится в состоянии становления. В обобщающей работе Н. А. Ерофеева, вышедшей в конце 50-х гг., показаны основные тенденции политического развития Великобритании и затронуты проблемы организационных изменений, происходивших в партиях вигов и тори-консерваторов.20 В конце 80 - первой половине 90-х гг. увидели свет две общетеоретические работы, посвященные анализу консерватизма как идеологического и социального феномена.21 Непосредственно рассматриваемой теме посвящена лишь небольшая глава в примечательной книге М. П. Айзенштата, в которой рассматривается история консервативной партии в 1832 - 1846 гг., а также две работы Г. Ф. Горбашовой по сходной тематике.22 Другие современные исследования посвящены главным образом более позднему периоду в истории консервативной партии - времени накануне и после раскола консерваторов в результате кризиса, порожденного отменой хлебных законов в 1846 г. Более ранний период остается вне поля зрения исследователей, делая обращение к проблематике политических событий 1828 - 1835 гг. еще более оправданным и привлекательным.23

Несмотря на обилие исследований, посвященных истории британской партийно-политической системы в 20 - 40-е гг. XIX в., в частности, истории становления и развития консервативной партии, ее принципов, парламентской стратегии и тактики, в истории изучения британского консерватизма и консервативной партии в этот период имеются пробелы, которые представляются тем более значительными при обращении к анализу отечественной историографии. К вопросам, нуждающимся в дальнейшем изучении, безусловно следует отнести следующие: процесс конституирования консервативной партии в стенах парламента, формирование ее организационной структуры, и деятельность консерваторов по созданию консервативных ассоциаций на местах; приверженность консерваторов реформистской политике до и после парламентской реформы 1832 г.; кризис партии тори в 1828 - 1830 гг. и его роль в процессе формирования новых консервативных принципов; наконец, политическое лидерство в консервативной партии в 1833 - 1835 гг. и стратегические причины неудач первого консервативного кабинета 1834 - 1835 гг.

  1   2   3   4

Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©dis.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
АвтоРефераты
Главная страница