Особенности патогенеза, клинических проявлений и лечения осложнений после реконструктивно-восстановительных операций


НазваниеОсобенности патогенеза, клинических проявлений и лечения осложнений после реконструктивно-восстановительных операций
страница1/5
Карпов Игорь Александрович
Дата конвертации27.08.2012
Размер0,84 Mb.
ТипАвтореферат
СпециальностьХирургия 14.00.36 - аллергология и иммунология
Год2009
На соискание ученой степениДоктор медицинских наук
  1   2   3   4   5


На правах рукописи


Карпов Игорь Александрович


ОСОБЕННОСТИ ПАТОГЕНЕЗА, КЛИНИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ И ЛЕЧЕНИЯ ОСЛОЖНЕНИЙ ПОСЛЕ РЕКОНСТРУКТИВНО-ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ


14.00.27 – хирургия

14.00.36 – аллергология и иммунология


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук


Челябинск - 2009


Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования «Уральская государственная медицинская академия дополнительного образования Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» на кафедре пластической хирургии и косметологии, и Научно-исследовательском институте иммунологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».


Научные консультанты: доктор медицинских наук, профессор

Васильев Сергей Александрович

доктор медицинских наук, профессор

Симбирцев Андрей Семенович


Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор

Решетов Игорь Владимирович

Заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор

Привалов Валерий Алексеевич

член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор

Караулов Александр Викторович


Ведущее учреждение: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Башкирский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», г. Уфа.


Защита диссертации состоится ____________________________ 2009 года в _______ часов на заседании Диссертационного Совета Д 208.117.01 при ГОУ ВПО «Челябинская государственная медицинская академия Росздрава» по адресу: 454092, г. Челябинск, ул. Воровского 64.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Челябинская государственная медицинская академия Росздрава».


Автореферат разослан « » 2009 года


Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессор В.Ф. Долгушина


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность проблемы

В последние годы с развитием и внедрением методов микрохирургии во многих областях медицины произошли качественные изменения. Микрохирургическая аутотрансплантация тканей получила новое развитие и послужила фундаментом революционных преобразований в реконструктивно-восстановительной хирургии. Восстановительные операции по устранению обширных дефектов и деформаций органов и тканей позволяют повысить уровень оказания специализированной хирургической помощи больным различного профиля (Миланов Н.О., Шилов Б.Л., 1996; Неробеев А.И., Плотников Н.А., 1997; Белоусов А.Е., 1998; Трофимов Р.И. с соавт., 1998; Iriarte-Ortabe J.I. et al. 1995).

Особый интерес для пластических хирургов представляет задача восстановления структурной и функциональной целостности организма после радикального хирургического лечения злокачественных опухолей, которое неизбежно приводит к возникновению обширных изъянов тканей, занимающих несколько анатомических областей. В результате таких операций многие из образовавшихся дефектов либо являются несовместимыми с жизнью пациента, либо приводят к инвалидизации (Демидов В. П. с соавт., 1993; Шарова О.Н. с соавт., 1997; Боровиков А.М. 2000; Jones N.F., et al., 1996). Только успешная пластическая операция устраняет соматические и психосоциальные последствия радикального лечения (Блохин С.Н. с соавт., 1997; Боровиков А.М., 1997; Решетов И.В. с соавт., 1998; Elliott F., Hartrampf C., 1998).

Достижения восстановительной хирургии, основанные на использовании лоскутов с осевым кровоснабжением, позволяют закрыть дефект любой локализации, объема и размера. К настоящему моменту разработана классификация пластического материала, описаны методики и алгоритмы проведения реконструктивных операций (Прохватилов Г.И. 1998; Васильев С.А., 2002; Ueda K. et al., 1996).

Однако, несмотря на использование достижений науки и применение современных медицинских технологий, проблема хирургической реабилитации больных по-прежнему остается актуальной. Частота осложнений, являющихся основной причиной неудачного лечения, достигает 50 % (Вавилов В.Н. с соавт., 1998; 2001; Schusterman M.A. et al., 1993; Heller D. et al., 1994; Shibahara T. et al., 1996; Wichmann M.W. et al., 1999). При этом специальных исследований, посвященных послеоперационным осложнениям в реконструктивной хирургии, мало, данные литературы носят разрозненный и противоречивый характер, не предпринималось попыток подробного описания, обобщения и систематизации причин и механизмов развития осложнений.

Известно, что в основе развития многих патологических процессов, в том числе и послеоперационных осложнений, заложены дизрегуляционные механизмы, среди которых особенно выделяются иммунные дисфункции. Нарушения в иммунной системе являются как одной из основных причин большинства послеоперационных осложнений, так и важнейшим патогенетическим звеном срыва адаптационной стратегии организма в целом (Волчегорский И.А. с соавт., 1998; Ярилин А.А., 1999; Гринев М.В. с соавт., 2001; Козлов В.К., 2002; Крыжановский Г.Н., 2002; Ghaffrari A. Et al., 2006).

Иммунологические, биохимические аспекты операционной травмы хорошо изучены в ряде экспериментальных и клинических работ при различной патологии (Карсонова М.И. с соавт., 1999; Лебедев В.Ф. с соавт., 2002). В то же время сведения о состоянии иммунной системы после реконструктивно-восстановительных операций фрагментарны, лишены системного подхода, не оценена роль иммунных нарушений в патогенезе послеоперационных осложнений, отсутствуют данные об особенностях гемостаза, нитроксидэргической регуляции, оксидантного статуса у данной категории больных.

Вместе с тем доказано, что коррекция вторичной иммунологической недостаточности, нормализация биохимических процессов и гемостаза лежат в основе ограничения системного повреждающего воздействия операционной травмы, и также могут являться перспективным направлением в профилактике и лечении осложнений. В частности, отмечена высокая эффективность использования иммунотропной терапии в послеоперационном периоде у больных различного хирургического профиля (Варюшина Е.А., 1998; Петропавловская О.Ю., 1999; Попович А.М., Симбирцев А.С., 1999; Останин А.А., 1999; Колобов А.А., 2008; Павлиенко Ю.В., 2008; Faist E. et al, 1998).

Несмотря на то, что в настоящее время для коррекции иммунных нарушений является наиболее перспективным применение цитокиновых препаратов, и особенно интерлейкинов, данных об их использовании в хирургии немного. Практически нет сведений о применении в хирургической практике новых синтетических пептидных соединений, позволяющих провести эффективную иммунотропную терапию.

Таким образом, внедрение новых и совершенствование традиционных хирургических методик, разработка способов медикаментозной профилактики и коррекции осложнений после реконструктивных операций является актуальным научным направлением и, возможно, может улучшить результаты восстановительного хирургического лечения.




Цель исследования

На основании внедрения современных методов пластической хирургии и использования иммунотропных препаратов снизить частоту хирургических осложнений после реконструктивно-восстановительных операций.


Задачи исследования:

  1. Обосновать необходимость использования методов пластической хирургии в составе комплексного лечения больных опухолями молочных желез, головы и шеи, нижних конечностей. Разработать и внедрить новые методики пластического закрытия послеоперационных дефектов головы и шеи.

  2. Изучить частоту и структуру осложнений после восстановительного хирургического лечения у больных злокачественными новообразованиями молочных желез, органов головы и шеи, нижних конечностей и посттравматическими дефектами головы и шеи.

  3. Исследовать особенности системы иммунитета, нитроксидэргической регуляции, процессов перекисного окисления липидов и гемокоагуляции в послеоперационном периоде.

  4. Оценить предикторную информативность иммунологических и биохимических сдвигов в отношении развития послеоперационных осложнений.

  5. Провести анализ клинико-иммунологической и фармакоэкономической

эффективности беталейкина и бестима в комплексном лечении больных

после реконструктивно-восстановительных операций.


Научная новизна

На основании проведенного исследования разработан научно обоснованный подход к решению проблемы профилактики осложнений после реконструктивно-восстановительных операций. Результаты диссертационного исследования свидетельствуют о необходимости использования и выбора методов пластического закрытия послеоперационных дефектов в составе комплексного лечения больных со злокачественными опухолями молочных желез, органов головы и шеи, нижних конечностей и посттравматическими изъянами лица.

Разработан и апробирован новый метод пластического закрытия обширных дефектов нижней челюсти, передней стенки глотки и дна полости рта пекторальным лоскутом на питающей ножке большой грудной мышцы, позволяющий повысить качество и надежность оказания помощи больным с опухолями гортани и дна полости рта и отказаться от использования сложных микрохирургических висцеральных и кожно-фасциальных лоскутов (патент № 2200484 от 20. 03. 2003 г.).

Систематизированы и изучены частота, структура, особенности патогенеза и клинического течения осложнений в послеоперационном периоде у больных с новообразованиями молочных желез, органов головы и шеи, нижних конечностей, посттравматическими дефектами лица. Установлено, что в структуре осложнений преобладают нарушения кровотока лоскутов и нагноение послеоперационных ран.

Впервые проведено комплексное лабораторное исследование состояния иммунитета, процессов перекисного окисления липидов, нитроксидэргической регуляции и показателей гемокоагуляции после выполнения реконструктивно-восстановительных операций. Доказано, что у больных в раннем послеоперационном периоде развиваются выраженные сдвиги в иммунной системе, которые характеризуются снижением субпопуляций лимфоцитов и функциональной активности нейтрофилов, усилением процессов перекисного окисления липидов, развитием гипокоагуляции.

Патогенетически обоснована необходимость назначения иммунотропных средств в послеоперационном периоде. Впервые было проведено исследование клинико-иммунологической и фармакоэкономической эффективности новых иммунотропных препаратов беталейкина и синтетического пептидного соединения бестима в комплексном лечении больных после реконструктивных операций.


Теоретическая и практическая значимость исследования:

Результаты исследования позволили расширить представления о патогенезе осложнений после восстановительного хирургического лечения. Установлено, что после выполнения реконструктивных операций у больных со злокачественными опухолями молочных желез, головы и шеи, нижних конечностей в развитии осложнений наиболее значимую роль играют нарушения в иммунной системе. Доказано, что иммунотропная терапия, проводимая в первые две недели после операции, позволяет снизить частоту послеоперационных воспалительных осложнений и повысить эффективность лечения. Разработаны и внедрены в практическую деятельность комплекс хирургических методов, в том числе способ формирования пекторального лоскута на питающей ножке большой грудной мышцы. Установлено, что использование беталейкина и бестима позволяет нормализовать иммунный статус, снизить частоту воспалительных осложнений, длительность антибактериальной терапии и госпитализации.


Основные положения, выносимые на защиту:

1. В течение первых двух недель после реконструктивно-восстановительных операций у больных развиваются осложнения: при реконструкции молочных желез – в 39,3 %, после пластического закрытия дефектов области головы и шеи – в 31,1 %, у больных с опухолями нижних конечностей – в 25 %, в группе больных с посттравматическими дефектами лица – в 3,3 % случаев.

2. В раннем послеоперационном периоде при реконструктивных операциях наблюдаются значительные сдвиги в системе иммунитета, перекисного окисления липидов, гемостаза.

3. По данным дискриминатного анализа наибольшее влияние на развитие осложнений у больных после реконструктивных операций оказывает отрицательная динамика числа основных субпопуляций лимфоцитов - CD 4 +, CD 8 +, CD 16 + , CD 20 +, CD 25 +, CD 34 +, CD 56 +, соотношения CD 4+ / CD 8+, фагоцитарной функции нейтрофилов, активизация процессов перекисного окисления липидов.

4. Включение беталейкина и бестима в состав комплексной терапии больных в послеоперационном периоде позволяет восстановить иммунный статус, снизить количество гнойно-септических осложнений, сократить сроки выздоровления и снизить стоимость стационарного лечения.


Внедрение результатов исследования в практику

Материалы исследования внедрены в работу хирургических отделений Челябинского областного клинического онкологического диспансера, ООО Центра пластической и эстетической хирургии "ПЛАСТЭС", в учебный процесс на кафедре пластической хирургии и косметологии ГОУ ДПО Уральская Государственная Медицинская Академия Дополнительного Образования Росздрава, на кафедрах онкологии, микробиологии, вирусологии и иммунологии ГОУ ВПО Челябинская Государственная Медицинская Академия Росздрава.


Апробация работы.

Основные положения работы были доложены на III международном конгрессе по пластической, эстетической и реконструктивной хирургии (Москва, 2002), на IV конгрессе по пластической, эстетической и реконструктивной хирургии с международным участием (Ярославль, 2003), на объединенном иммунологическом форуме (Екатеринбург, 2004), на VIII Всероссийском научном форуме с международным участием им. Акад. В.И. Иоффе «Дни иммунологии в Санкт - Петербурге» (Санкт - Петербург, 2004), на IX Всероссийском научном форуме с международным участием им. Акад. В.И. Иоффе «Дни иммунологии в Санкт - Петербурге» (Санкт - Петербург, 2005), на I (VI) съезде общероссийской общественной организации «Российское общество пластических, реконструктивных и эстетических хирургов» (Москва, 2008).


Публикации.

По теме диссертации опубликовано 22 работы, в том числе 8 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ для опубликования результатов докторских диссертаций. Получен патент № 2200484 от 20 марта 2003 г. – «способ формирования пекторального лоскута».

Объем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 255 страницах машинописного текста, состоит из введения, шести глав, заключения, выводов, списка литературы. Работа иллюстрирована 53 таблицами и 27 рисунками. Указатель литературы содержит 315 источников.


Содержание работы


Материалы и методы

Исследование проведено на базе кафедры пластической хирургии и косметологии ГОУ ДПО УГМАДО Росздрава, научно-исследовательского института иммунологии ГОУ ВПО ЧелГМА Росздрава, хирургических отделений Челябинского областного онкологического диспансера в период с 2002 – 2008 гг. Клинический материал, послуживший основой настоящей работы, включает наблюдения над 606 пациентами. Из них 370 человек – больные со злокачественными новообразованиями различных локализаций и 30 человек с посттравматическими дефектами лица.

Отбор больных для исследования производился в соответствии со стандартными критериями включения и исключения (Обухова О.О. с соавт., 2007). Критериями включения считали установленный диагноз злокачественного новообразования молочных желез, области головы и шеи, нижних конечностей, либо наличие посттравматического дефекта органов области головы или шеи, возможность выполнения реконструктивной операции, возраст от 18 до 84 лет, информированное добровольное согласие на участие в исследовании. Критериями исключения считались отказ больных от участия в исследовании, операция, проведенная в течение 6 месяцев перед обследованием, наличие хронического или острого воспалительного процесса менее чем за четыре недели до момента обследования, наличие тяжелой сопутствующей соматической патологии, аллергических, аутоиммунных и психических заболеваний. Контрольную группу составили 206 условно здоровых лиц.

План исследования соответствовал положениям Хельсинской декларации всемирной медицинской ассоциации последнего пересмотра (Эдинбург, Шотландия, октябрь 2000 г.) и был одобрен этическим комитетом ГОУ ВПО ЧелГМА Росздрава.

В зависимости от локализации злокачественного новообразования 370 больных были разделены на три группы.

В первую группу (I) были включены 170 пациенток со злокачественными новообразованиями молочных желез: среди них 33 человека (19,4 %) – больные с III «а» и III «б» стадиями, 137 (80,5 %) - с I и II стадиями заболевания. Медиана возраста составила 43 года.

Вторую группу (II) сформировали из 180 больных с опухолями органов головы и шеи: среди них 84 человека (46,6 %) с III «а» и III «б» стадиями, 96 (53,3 %) - с I и II стадиями заболевания. Медиана возраста больных составила 55 лет.

Третью (III) относительно небольшую группу в наших исследованиях составили 20 пациентов, которым выполнялись пластические операции на нижних конечностях после радикального иссечения злокачественных новообразований стопы. В основном это были люди среднего и пожилого возраста. Медиана возраста 56 лет.

В зависимости от характера оперативного лечения больные первой и второй групп были разделены на две подгруппы. В первой основной подгруппе (n = 120) выполняли реконструкции молочных желез, в первой подгруппе сравнения (n = 50) – использовали традиционные методики без выполнения пластического этапа операции.

У пациенток с опухолями молочных желез приоритетной методикой считалась ТРАМ – пластика (TRAM - transversus rectus abdominis muscles). Эта методика, основанная на использовании поперечного лоскута прямой мышцы живота. В 96 случаях использовался свободный реваскуляризированный ТРАМ - лоскут, в 4 случаях перемещение ТРАМ - лоскута проводилось на питающей ножке прямой мышцы живота. В тех ситуациях, когда использование ТРАМ - лоскута невозможно или нецелесообразно (тонкая брюшная стенка со следами оперативных вмешательств и другие), нами применялся торакодорзальный лоскут (ТДЛ) в сочетании с установкой силиконовых имплантатов (17,5 %). Для этого использовались текстурированные эндопротезы «Silimed» и «Mentor». 107 (89,2 %) пациенток были прооперированы нами сразу после радикальной мастэктомии. 13 женщинам (10,8 %) были выполнены отсроченные реконструкции молочных желез.

Таблица 1

Виды пластических операций и используемые методики

реконструкции молочных желез


Виды операций

Методики реконструкции молочных желез

Свободный ТРАМ

ТРАМ + имплантат

ТРАМ на ножке

ТДЛ + имплантат

Всего

Одномоментная

85

1

2

19

107

Отсроченная

10

-

2

1

13

Итого

95

1

4

20

120


Во второй группе больных с опухолями органов головы и шеи у 130 пациентов (основная подгруппа) в составе комплексного лечения выполняли реконструктивные операции. У 50 человек подгруппы сравнения хирургическое лечение выполнялось по стандартным методикам без пластического этапа.

Лечение больных с опухолями головы и шеи имело свои особенности. До поступления в клинику 49,2 % подвергались направленному противоопухолевому лечению. При решении вопроса о возможности выполнения реконструктивной операции у больных этой группы мы руководствовались следующими основными критериями: особенностями онкологического и соматического статуса, размером предполагаемого дефекта тканей, возникающего после иссечения опухоли. Учитывались функциональные и эстетические требования, предъявляемые к конкретной анатомической зоне лица.

При выполнении радикальных блоковых резекций даже небольших злокачественных опухолей органов головы и шеи формировались обширные послеоперационные дефекты тканей. У ряда пациентов с распространенными новообразованиями верхней челюсти, орбиты, тканей свода черепа радикальное оперативное лечение было возможно только в случае одномоментного закрытия образовавшегося дефекта.

В обследованной группе были выполнены пластические операции у 102 (78,5 %) пациентов одномоментно, то есть немедленно после удаления опухоли. 28 человек (21,5 %) были прооперированы в отдаленном периоде.

Всего было использовано 173 лоскута, трансплантата и имплантата. В большинстве случаев использовались локальные и дистанционные лоскуты на питающей ножке, как с рандомизированным, так и осевым типом кровоснабжения. В ряде клинических ситуаций предпочтение отдавалась свободным (реваскуляризируемым) лоскутам (19,4 %), мобилизованным из отдаленных областей, не подвергшихся лучевому воздействию. Из них в 15 случаях (45, 4 %) использовался свободный лучевой лоскут для пластического закрытия дефектов свода черепа и дна полости рта. Свободный лоскут малоберцовой кости был незаменим при реконструкции нижней челюсти. Однократно применялся для этой цели кожно-костный лопаточный лоскут на питающей ножке поперечной артерии шеи. Для пластического закрытия обширных дефектов лицевого черепа использовалась комбинация свободного ТРАМ - лоскута и локальных лоскутов, что позволяло спасти больных, так как образовавшиеся изъяны требовали немедленной пластического закрытия и были несовместимы с жизнью.

Из лоскутов на питающей ножке наиболее часто использовались лепестковые и ротационные лоскуты. Для пластики губ при обширных изъянах мы применяли лоскуты Аббэ и Истландера.

При закрытии дефектов, образовавшихся в результате лечения опухолей органа зрения, использовались разработанные С.А. Васильевым (2002) алгоритмы выбора метода пластики век при наличии полнослойных дефектов. Для устранения изъянов верхних и нижних век применялся вертикальный тарзоконъюнктивальный лоскут в сочетании с местными тканями, при пластике орбиты в 7 случаях использовался лоскут височной мышцы на питающей ножке.

Для реконструкции верхней и нижней челюсти, языка, пластического закрытия дефектов дна полости рта использовались самые разнообразные комбинации свободных сложных лоскутов, состоящих из тканей различного происхождения, лоскутов из местных тканей, а в некоторых ситуациях в сочетании с имплантацией титановых конструкций. Пластику языка проводили дважды при условии сохранения хотя бы части его мышечного каркаса. С этой целью в обоих случаях применялся свободный лучевой лоскут.

Для реконструкции носа использовалась комбинация парамедиального лепесткового лоскута со лба, кровоснабжаемого за счет надблокового сосудистого пучка, и назолабиальных лепестковых лоскутов для восстановления внутренней выстилки. Восстановление хрящевого каркаса проводилось путем имплантации реберных хрящевых или костных аутотрансплантатов.

У 20 пациентов третьей группы возникла необходимость пластического закрытия обширных дефектов подошвы после радикального иссечения злокачественной опухоли, преимущественно меланомы. В 16 случаях (80 %) использовались микрохирургические методики, в 15 случаях свободный лучевой лоскут и однократно свободный торакодорзальный лоскут.

Пациенты всех трех групп были прооперированы с соблюдением основополагающих принципов онкохирургии – радикализма и абластики.

Наблюдение за больными в послеоперационном периоде имело свои особенности. Для оценки состояния лоскутов и своевременной диагностики сосудистого блока анастомозов использовались следующие тесты: определение цвета кожных покровов и тургора тканей, капиллярный ответ на точечное прижатие тканей, кровотечение из тканей. В сомнительных случаях применялся тепловизионный мониторинг с использованием аппарата «AGEMA – 400».

Еще одна группа (IV) включала больных с посттравматическими дефектами орбиты, носа, ушных раковин, которым выполнялись реконструктивно-восстановительные операции, численность ее 30 человек. Медиана возраста больных 34 года. Во всех случаях для пластики использовались собственные ткани. Реконструкцию ушных раковин начинали с формирования и имплантации под кожу заушной области хрящевой рамки. В качестве донорских участков для хрящевых аутотрансплантатов использовалась область синходроза реберной дуги, а для костных - XI ребро. Свободный кожный аутотрансплантат забирали с передней брюшной стенки. Во всех случаях это были полнослойные аутотрансплантаты, и применялись они при реконструкции ушных раковин во время выполнения второго этапа оперативного лечения – элевации помещенной ранее хрящевой рамки. Формирование мочки проводили в последнюю очередь, для этого использовались близлежащие мягкие ткани. При пластике носа также применяли хрящевые и костные аутотранплантаты, иногда в сочетании с парамедиальным лоскутом. При пластическом закрытии дефектов орбиты использовались костные реберные аутотрансплантаты.


Распределение больных по группам представлено в таблице 2.


Таблица 2.

Группы обследованных больных


Число

больных

Группы больных

I группа

n = 170

II группа

n = 180

III группа

n = 20

IV группа

n = 30

основная подгруппа

подгруппа сравнения

основная подгруппа

подгруппа cравнения

основная

основная

Количество

120

50

130

50

20

30


В комплекс диагностических мероприятий перед операцией и в послеоперационном периоде по показаниям включались рентгенологические методы, компьютерная томография, офтальмологическое исследование.

В послеоперационном периоде дважды на 2-3 и 15-16 сутки наблюдения проводилось лабораторное обследование больных, которое включало определение иммунологических и биохимических параметров, изучение показателей системы гемокоагуляции.

Для оценки иммунного статуса у больных выполнялись иммунограммы второго уровня с подсчетом лейкоцитарной формулы и дифференцированием основных форм лейкоцитов (Медицинские и лабораторные …, 1998). Количественное определение субпопуляций лимфоцитов выполнялось по методике иммунофенотипирования в модификации С.В. Сибиряк с соавт. (1997) с использованием моноклональных антител серии ИКО: анти-CD3, анти-CD4, анти-CD8, анти-CD10, анти-CD11, анти-CD16, анти-CD20, анти-CD25, анти-CD34, анти-CD56, анти-CD95, анти HLA-DR, соотношение CD4/CD8.

Функциональную способность нейтрофилов оценивали по способности поглощать частицы полистирольного латекса (Фрейдлин И.С. с соавт., 1976), по восстановлению нитросинего тетразолия в частицы диформазана (А.Н. Маянский, М.Е. Виксман, 1979), по уровню суммарного свечения лизосом в цитоплазме клеток (Фрейдлин И.С., 1984).

Концентрацию иммуноглобулинов класса А, М и G в сыворотке крови определяли по методике G. Mancini et. al., (1965) в модификации А.А. Тихомирова (1997), содержание циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) оценивали по методу В. Гашковой (1978). Уровень общей гемолитической активности комплемента (СН 50) и его компонентов (С1, С2, С3, С4, С5) определяли методом молекулярного титрования (Красильников А.П., 1984; Резникова Л.С., 1967).

Определение уровня цитокинов IL-1, IL-1β, IL-2, IL-4, IL-8, IL-10, TNF-α, IFN-γ, РАИЛ проводилось путем иммуноферментного анализа с использованием тест-систем, произведенных ТОО "Цитокин" (г. Санкт-Петербург).

Биохимическое обследование включало определение содержания продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ), восстанавливающей активности плазмы, уровня оксида азота и его метаболитов. Для определения продуктов ПОЛ использовалась методика И.А. Волчегорского с соавт. (1989). Оценивалось содержание первичных (общие полиеновые, диеновые конъюгаты) и вторичных (кетодиены и сопряжённые кетотриены (КД и СТ), шиффовые основания (ШО)) продуктов ПОЛ. Их значения определяли в гептан – изопропанольных фракциях. При определении содержания оксида азота и его метаболитов за основу был взят метод, описанный L.C. Green с соавт. (1982), методика Н.Л. Емченко с соавт. (1994). Определение антиоксидантной активности плазмы оценивалось по ее восстановительной активности (Островский О.В. с соавт., 2003; Prieto P. et al., 1999).

Изучение гемокоагуляционных свойств крови проводилось по стандартным методикам Е.П. Иванова (1983), З.А. Баркагана (1998; 1999) были исследованы основные показатели свёртывающей системы крови: активированное время рекальцификации плазмы, активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ), тромбиновое время, уровень фибриногена, протромбиновый индекс.

Полученные результаты исследований обрабатывались с использованием лицензионного пакета прикладных статистических программ “Statistica for Windows” и SPSS - 12. Данные обрабатывали методами вариационной статистики. Учитывая то, что биологические показатели часто имеют распределение отличное от нормального, для характеристики выборки использовались медиана, 10 % и 90 % процентили. О достоверности различий показателей между группами судили по непараметрическим критериям Манна-Уитни (U – тест), Вальда-Вольфовица. В случаях множественных сравнений использовался критерий Краскела-Уоллиса. Для сравнения связанных выборок применяли парный критерий Уилкоксона. Для описания качественных признаков использовался точный критерий Фишера. Различия считали значимыми при p < 0,05. Для оценки предикторной информативности лабораторных сдвигов выполнялись факторный и дискриминантный анализ (Беленький М.Л., 1963; Бессмертный Б.С., 1967; Гублер Е.В., 1978; Стентон Гланц, 1999; Реброва О.Ю., 2002; Чарльз Ларсон, 2002).

  1   2   3   4   5

Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©dis.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
АвтоРефераты
Главная страница