Русская лексическая система в теоретическом и прикладном рассмотрении: категории агнонимии и таронимии


НазваниеРусская лексическая система в теоретическом и прикладном рассмотрении: категории агнонимии и таронимии
страница1/5
МАНДРИКОВА Галина Михайловна
Дата конвертации30.08.2012
Размер0,62 Mb.
ТипАвтореферат
СпециальностьРусский язык
Год2011
На соискание ученой степениДоктор филологических наук
  1   2   3   4   5


На правах рукописи




МАНДРИКОВА Галина Михайловна




РУССКАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ И ПРИКЛАДНОМ РАССМОТРЕНИИ:

КАТЕГОРИИ АГНОНИМИИ И ТАРОНИМИИ


Специальность 10.02.01 — русский язык


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


Москва – 2011




Работа выполнена в Отделе учебной лексикографии

Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина


Научный консультант: Морковкин Валерий Вениаминович доктор филологических наук,

профессор


Официальные оппоненты: Зимин Валентин Ильич, доктор филологических наук, профессор


Брагина Наталья Георгиевна, доктор филологических наук, профессор


Максимчук Нина Алексеевна, доктор филологических наук, профессор


Ведущая организация: Сибирский федеральный университет


Защита состоится «16» ноября 2011 г. в «10.00» ч. в зале Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212.047.01 Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина по адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина.


Автореферат разослан «____» _____________2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,



доцент И. И. Бакланова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Одна из важнейших теоретических проблем изучения лексической системы языка состоит в выяснении того, как именно она устроена, каковы ее компоненты, как они функционируют и взаимодействуют. Отправным пунктом при рассмотрении этой проблемы можно считать вполне доказанное в науке положение, согласно которому лексическая система, будучи семантически непрерывной (ср. правило шести шагов Ю.Н. Караулова), характеризуется внутренней неоднородностью (ср. утверждение о ее «галактическом строении, т.е. наличие в ней сгущений и разреженных пространств») и сверхсложной структурой (ср. ее расхожее определение как системы систем). Само изучение лексики осуществляется в рамках лексикологии. К числу основных задач этой языковедческой дисциплины в том виде, как она сложилась к началу XXI века, по мнению Д.Н. Шмелева, относятся: определение слова как основной единицы языка, выяснение связи значения слова с понятием, выделение типов значений слов, установление различных видов системных отношений, существующих в пределах тех или иных групп лексики, стилистическая дифференциация словарного состава, исследование отдельных тематических и лексико-семантических группировок слов, их соотношение друг с другом и некоторые другие. Решая перечисленные и подобные задачи, исследователи традиционно сосредоточивали свое внимание исключительно на свойствах и характеристиках рассматриваемых языковых объектов, т.е. практиковали так называемый лингвоцентрический (системоцентрический, объектоцентрический) подход. Его отличительной чертой является рассмотрение языка как данности, зафиксированной в уже имеющихся речевых произведениях (текстах), т.е. в отвлечении от говорящего на нем человека. Большая часть весьма ценных научных результатов, относящихся к языковым единицам лексического уровня, получено именно в рамках лингвоцентрического подхода (см. труды Ю.Д. Апресяна, В.Г. Гака, Л.А. Новикова, А.И. Смирницкого, Н.Ю. Шведовой, Д.Н. Шмелева и др.).

Между тем в середине 80-х гг. прошлого века было весьма громко заявлено о том, что к интерпретации лексической системы, как, впрочем, и языка в целом, возможен и другой, а именно антропоцентрический подход, результатом использования которого должны стать разработка антропоцентрической лексикологии и лексикографии (см. работы В.В. Морковкина, Ю.Н. Караулова и др.).

Антропоцентрический подход заключается в том, что «научные объекты изучаются прежде всего по их роли для человека, по их назначению в его жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования. Он обнаруживается в том, что человек становится точкой отсчета в анализе тех или иных явлений, что он вовлечен в этот анализ, определяя его перспективы и конечные цели. Он знаменует, по словам Е.С. Кубряковой, «тенденцию поставить человека во главу угла во всех теоретических предпосылках научного исследования и обусловливает его специфический ракурс».

Вместе с тем кажется очевидным, что исследование конкретных языковых, в том числе лексических, фактов и категорий под антропоцентрическим углом зрения все еще не приобрело того размаха, которого они заслуживают. В результате многие поднятые здесь проблемы либо вовсе еще по-настоящему не рассматривались, либо оказались настолько сложными и многогранными, что стала ясной настоятельная необходимость их дальнейшего изучения. К числу первых, т.е. объявленных, но не ставших объектом глубокого изучения, относится проблема таронимии – категории, ответственной за смешение лексических и фразеологических единиц под влиянием их содержательной и/или формальной смежности. К числу вторых мы берем на себя смелость отнести проблему агнонимии – категории, которая обусловливает недостаточность (лакунарность, «дырчатость», по удачному выражению И.Г. Милославского) ментально-лингвального комплекса языковой личности. Эта проблема, несмотря на глубокое и в полной мере пионерское ее рассмотрение в известной монографии В.В. Морковкина и А.В. Морковкиной «Русские агнонимы (слова, которые мы не знаем)», настолько многоаспектна, что продолжение ее исследования с иных позиций (коммуникативных, когнитивных, ортологических и проч.) представляется вполне оправданным.

Таким образом, если

а) принять во внимание фундаментальный характер заявленного еще в середине 80-х гг. прошлого века разграничения лингвоцентрического (системоцентрического, объектоцентрического) и антропоцентрического подходов к интерпретации языковых и лингвистических объектов;

б) учесть то обстоятельство, что изучению лексической системы с лингвоцентрических позиций посвящены сотни теоретических работ, в то время как рассмотрение ее с антропоцентрической точки зрения, несмотря на ряд весьма ценных результатов и наблюдений, до сих пор находится in statu nascendi,

в) согласиться с тезисом о настоятельной необходимости разработки такой важной в теоретическом и прикладном аспектах категории, как таронимия, и желательности дальнейшего комплексного изучения лексической недостаточности ментально-лингвального комплекса человека, то актуальность настоящего исследования не должна вызывать сомнения.

Объект исследования – лексическая система русского языка, предмет – антропоцентрические категории агнонимии и таронимии.

Цель исследования состоит в том, чтобы, опираясь на предложенное в науке противопоставление лингвоцентрического и антропоцентрического подходов, осуществить систематизацию и углубление уже имеющегося знания, касающегося антропоцентрической интерпретации языковых фактов и лингвистических категорий (в том числе и категории агнонимии), и предложить развернутое, хорошо структурированное описание таронимии – категории, ответственной за смешение в речи лексических единиц вследствие их формальной и/или содержательной смежности.

Заявленная цель предполагает решение следующих задач:

1) осуществить систематизацию накопленного в науке знания, относящегося к антропоцентрическому рассмотрению языка вообще и его лексического состава в особенности;

2) предложить альтернативные (по отношению к имеющимся в научной литературе) пути изучения русских агнонимов через выявления иных, кроме сугубо лингвистического, аспектов рассмотрения явления агнонимии;

3) исследовать способы, позволяющие языковой личности восполнять лексическую недостаточность своего ментально-лингвального комплекса в процессе речевой деятельности;

4) осуществить развернутое системное описание таронимии как антропоцентрической категории, ответственной за смешение в речи лексических единиц вследствие их формальной и/или содержательной смежности;

5) описать причины смешения таронимов в речевой деятельности; выявить круг таронимических единиц, рассмотрев их как полевый объект; предложить процедуру анализа таронимических ошибок, возникающих в результате таронимического взаимодействия лексических и фразеологических единиц;

6) охарактеризовать основные принципы антропоцентрического лексикографирования на примере уже существующих лексикографических процедур и технологий1, с помощью которых был создан целый ряд словарей антропоцентрической направленности;

7) разработать технологию лексикографического рассмотрения таронимов.

Материалом исследования послужила картотека, включающая в себя, во-первых, высказывания, содержащие агнонимические и таронимические ошибки, извлеченные 1) из неподготовленной устной речи, в том числе на радио и телевидении, а также из художественных текстов; 2) из научной и учебной литературы по культуре речи, а также из работ, посвященных литературному редактированию; во-вторых, лексические и фразеологические единицы, полученные при анализе словарей и пособий, посвященных рассмотрению таких лексических систем как синонимы, антонимы, паронимы, лексико-семантические группы, тематические группы, идеографические классы; в-третьих, данные, полученные в результате проведения ряда экспериментальных исследований (всего около 3000 единиц).

Методологическим основанием проводимого исследования является антропоцентрический подход в изучении языка. Используются следующие основные методы: наблюдения, описательно-аналитический, лингвистический эксперимент, интроспекции, лингвистического и лексикографического конструирования, анкетирования.

Положения, выносимые на защиту:

1. Сознательная и последовательная антропоцентрическая ориентация лингвистического описания лексики, системность которой во многом обусловлена системным характером человеческой ментальности, позволяет не только предложить новую интерпретацию традиционных лексикологических объектов, но и наполнить реальным лингвистическим содержанием некоторые ранее заявленные в науке положения, которые до сих пор пребывают в статусе перспективных идей, ждущих полноценной разработки, а именно антропоцентрические категории агнонимии и таронимии.

2. Выделение и рассмотрение новых, концептуально «не обустроенных», аспектов изучения агнонимии – когнитивного, коммуникативного, ортологического, лингвокультурологического и др. – позволяет структурировать проблемное поле агнонимии как языкового феномена, выявив не только ее «разработанные участки», но и «менделеевские места». Выступая объектом серьезного исследовательского интереса в таких областях лингвистической науки, которые теснейшим образом связаны с человеком (теории коммуникации, культуре речи, когнитивистике и др.), агнонимия подтверждает и утверждает свой статус антропоцентрической категории.

3. «Приближение» носителя языка к значению неизвестного или малопонятного ему слова, т.е. агнонима, производится с помощью опоры на типичные способы объяснения незнакомой единицы. Кроме того, представления о значении агнонима могут складываться также под влиянием других единиц и/или опираются на разного рода социокультурные знания, присутствующие в языковом сознании носителя языка. Выбор того или иного способа объяснения агнонима обусловлен, с одной стороны, сочетанием лингвистических, экстралингвистических и психологических факторов, с другой – собственно лингвистической характеристикой слова. Выбор носителем языка того или иного способа объяснения обусловливается степенью агнонимичности семантизируемого слова.

4. Понимание таронимов как лексических и фразеологических единиц, которые устойчиво смешиваются при производстве и/или восприятии речи вследствие их формальной, семантической или тематической смежности позволяет рассматривать совокупность лексических цепочек, составленных из неправомерно смешиваемых слов, как отдельную антропоцентрическую единицу лексической системы. Развернутое системное описание таронимии как антропоцентрической категории включает в себя выявление типологического разнообразия таронимических единиц, рассмотрение таронимии как полевого объекта, установление статуса таронимов, установление механизма распознавания таронимов, выяснение причин их возникновения в речи.

5. Оптимальная технология описания таронимов как антропоцентрических единиц возможна только в рамках антропоцентрической лексикографии. Разработка лексикографической интерпретации таронимов должна осуществляться в специальном аспектном словаре, посвященном их последовательному системному описанию.

6. Макроструктура словаря таронимов строится 1) на основе системы отражения свойств слова как лексикографического объекта (разработка Гос. ИРЯ им. А. С. Пушкина) и 2) на понимании пользовательского запроса как важного лексикографического инструмента, реализующего один из основных принципов лексикографического антропоцентризма – ориентацию на адресата. Профильная структурная часть словаря: а) Объяснительный словарь расположенных по алфавиту лексических единиц с отличной от нуля таронимической ценностью и б) Перечень лексических цепочек, составленных из рассмотренных в предыдущей части слов с отличной от нуля таронимической ценностью; непрофильные части: а) Предисловие, б) Инструктивно-объяснительный раздел, в) Список сокращений, используемых в словаре, г) Список лексикографических и других источников, д) Очерк «Таронимия как лингвистический объект».

7. Микроструктура словаря таронимов (словарная статья) состоит из следующих зон: 1) произносительная характеристика; 2) грамматическая характеристика; 3) отражение абсолютной ценности; 4) отражение относительной ценности; 5) отражение сочетательной ценности; 6) показ словообразовательной ценности.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем а) производится систематизация накопленного в науке знания относительно антропоцентрического рассмотрения лексического состава языка; б) предлагаются новые подходы к изучению агнонимов; в) впервые осуществляется комплексное теоретическое описание категории таронимии; г) разрабатывается эффективная технология лексикографирования таронимов.

Теоретическую значимость мы усматриваем в дальнейшем развитии антропоцентрического подхода в его применении к описанию лексической системы, а также в определении и описании статуса таких антропоцентрических единиц лексической системы, как агнонимы и таронимы.

Практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы а) при чтении вузовских курсов лексикологии, лексикографии, культуры речи, ортологии, литературного редактирования, спецкурсов по психолингвистике, антрополингвистике, б) в пособиях по культуре речи и ортологии (раздел «Словоупотребительная норма»), в) при создании различных ортологических словарей и словарей трудностей русского языка, ориентированных как на носителей языка, так и изучающих русский язык как неродной (иностранный).

Основные результаты и выводы работы докладывались на международных, всероссийских, региональных конференциях, конгрессах и симпозиумах в МГУ им. М.В. Ломоносова (2004, 2007, 2010), Партените (Крым, Украина, 2007), Караганде (Республика Казахстан 2011), Барнауле (2005), Великом Новгороде (2009, 2011), Екатеринбурге (2004, 2007), Казани (2004), Красноярске (2007), Кургане (2005-2011), Новосибирске (2002-2010), Магнитогорске (2011), Москве (2007, 2010, 2011), Пятигорске (2006, 2010), Ростове-на-Дону (2004), Самаре (2009), Санкт-Петербурге (2010), Томске (2003, 2004, 2010), Хабаровске (2007). Они отражены в 45 научных публикациях, среди которых монография, статьи в научных сборниках, сборниках материалов конференций, симпозиумов, конгрессов и в периодических научных изданиях.

Последовательное выполнение поставленных в соответствии с указанной целью задач определило
  1   2   3   4   5

Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©dis.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
АвтоРефераты
Главная страница