Филипповское согласие в XIX в.: идеология, полемика


Скачать 278,73 Kb.
НазваниеФилипповское согласие в XIX в.: идеология, полемика
страница1/3
Першина Мария Валерьевна
Дата конвертации04.09.2012
Размер278,73 Kb.
ТипАвтореферат
СпециальностьОтечественная история
Год2010
На соискание ученой степениКандидат исторических наук
  1   2   3
На правах рукописи


Першина Мария Валерьевна


Филипповское согласие в XIX в.: идеология, полемика


Специальность 07.00.02. – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Новосибирск

2010

Работа выполнена в секторе археографии и источниковедения Учреждения РАН Институт истории СО РАН.


Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Гурьянова Наталья Сергеевна


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Мосин Алексей Геннадьевич;

кандидат исторических наук, доцент

Переладов Константин Геннадьевич


Ведущая организация: Новосибирский государственный

педагогический университет


Защита состоится 29 ноября 2010 г. в 11 час. на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 003.030.01 при Учреждении РАН Институт истории Сибирского отделения РАН по адресу: г. Новосибирск, ул. Николаева, 8.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории СО РАН.


Автореферат разослан «____» _______________ 2010 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

доктор исторических наук, проф. Н.П. Матханова


Актуальность. Старообрядчество с момента возникновения находилось в центре внимания сначала как движение, оппозиционное официальной Церкви, а затем и как религиозно-общественное. В настоящее время интерес исследователей к нему еще более усилился в связи с новыми подходами к изучению общественного сознания населения России, применением методов социальной истории. Благодаря защитникам старого обряда мы имеем уникальный комплекс письменных источников, адекватно отразивших их умонастроения, политические взгляды и социальные чаяния. До нас дошло большое количество сочинений, написанных не только лидерами движения, но и рядовыми членами, а также постановлений старообрядческих соборов, где зафиксировано согласованное решение обсуждавшихся вопросов религиозной и общественной жизни.

Повышенное внимание исследователей к старообрядчеству привело к тому, что уже в конце XIX – начале XX в. стали изучать не движение в целом, а историю и идеологию согласий, на которые разделилось первоначально единое оппозиционное движение. Такой подход вполне оправдал себя, поскольку каждое из них имело свою специфику в вероучении и идеологии. Филипповское согласие, основанное в первой половине XVIII столетия старцем Филиппом, не согласившимся с умеренной линией поведения руководителей поморской Выговской пустыни, является наиболее проблемным в истории старообрядческого движения. Благодаря радикализму старца Филиппа и его последователей, состоявшему в крайне нетерпимом отношении к государственной власти и внешнему миру вообще, за филипповцами закрепилась репутация крайне фанатичных приверженцев старой веры. При этом исследователями подчеркивался полицентризм как характерная черта организационной структуры согласия. Такое представление соответствовало действительности, поскольку сформировалось на базе изучения начального этапа истории филипповцев, который достаточно подробно освещен в работах дореволюционных и современных исследователей. В то же время до сих пор остается мало исследованной дальнейшая эволюция идеологии последователей старца Филиппа.

Степень изученности темы. Научное изучение старообрядчества началось во второй половине XIX в., когда оформилось два направления историографии – синодальное и демократическое. Синодальные историки, сосредоточенные на задаче обличения раскольников, много сделали для изучения богословских и догматических особенностей старообрядчества. Наибольшей основательностью отличаются работы П.С. Смирнова, положившего в основу своих исследований анализ полемических, публицистических, догматических, литургических старообрядческих сочинений, многие из которых он впервые ввел в научный оборот. Начальному этапу истории филипповского согласия посвящена часть его работы «Споры в расколе во второй четверти XVIII века»1. Автор сосредоточил внимание на изучении конфликта старца Филиппа и руководителей Выговской пустыни. Несомненной заслугой П.С. Смирнова является привлечение для анализа всех доступных ему филипповских и поморских сочинений XVIII в., в которых высказывались различные точки зрения на причины выхода старца Филиппа из Выговского общежительства.

Представители демократического направления историографии обратили внимание на социальную направленность старообрядчества, сделав акцент на том, что оно было оппозиционным движением по отношению к государству и Церкви. Чтобы познакомить русское общество с идеологией старообрядцев, В.И. Кельсиев, сотрудник Вольной русской типографии в Лондоне, стал издавать соответствующие материалы. В «Сборнике правительственных сведений о раскольниках» были опубликованы некоторые источники по истории филипповского согласия2. Они были подобраны таким образом, чтобы представить филипповцев как «крепких в вере христиан», не поступающихся своими принципами.

Во второй половине XIX – начале XX в. в российских периодических изданиях вышел ряд работ, посвященных истории отдельных филипповских общин3. Большинство этих работ было написано на основе собственных наблюдений авторов. Для нас они важны, прежде всего, как ценный источник фактических сведений.

Изучение религиозных и социальных особенностей старообрядческого движения и введение в научный оборот большого количества новых сочинений способствовали тому, что к концу XIX в. появилась необходимость изучения старообрядчества как явления русской культурной жизни. В этом направлении проводил работу В.Г. Дружинин, собиратель и исследователь старообрядческой книжности. Сосредоточив основное внимание на изучении выговской литературы, исследователь атрибутировал некоторые попавшие в его руки сочинения филипповским авторам4. Нельзя не отметить тот факт, что большая часть филипповских сочинений и рукописных сборников сохранилась в составе рукописного собрания Дружинина, которое в настоящее время хранится в БАН.

Археографическая работа, начатая В.Г. Дружининым, после длительного перерыва была продолжена во второй половине XX в. стараниями ленинградских, московских, новосибирских историков и литературоведов. Особый вклад в изучение истории и идеологии старообрядчества внесен Н.Н. Покровским, который осуществил новые подходы к исследованию конкретных случаев проявления старообрядческого протеста в XVIII в.5 В недавно вышедшей монографии Н.Н. Покровского и Н.Д. Зольниковой6 показана перспективность изучения истории конкретного согласия на протяжении длительного периода. Авторами прослежены эволюция идеологии, изменение организационной структуры часовенного согласия, показан процесс перехода от беглопоповской практики к беспоповскому состоянию и дано обоснование этого шага. Исследование Н.Н. Покровского и Н.Д. Зольниковой позволяет нам восстановить контекст подобных процессов, происходивших и в филипповском согласии в XIX в.

Определенный итог научным разысканиям по истории филипповского согласия подведен в работах Н.С. Гурьяновой7 и А.И. Мальцева8. Анализ старообрядческих сочинений позволил исследователям сделать вывод о том, что к концу XVIII в. идеология филипповского согласия начала претерпевать существенные изменения. Крайний радикализм старца Филиппа и его последователей, заключавшийся в полном неприятии внешнего мира, постепенно стал сменяться более умеренными настроениями, которые выразились в формировании терпимого отношения к государственной власти и родственным беспоповским согласиям.

Результаты исследований Н.С. Гурьяновой и А.И. Мальцева позволяют нам сосредоточить внимание на изучении процессов, происходивших в филипповском согласии в XIX в., проследить дальнейшую эволюцию идеологии последователей старца Филиппа. Такой подход даст возможность по-новому представить трансформацию взглядов филипповцев на различные стороны религиозной и общественной жизни, увидеть изменения в организационной структуре согласия. Изучение процесса оформления и постепенной эволюции идеологии филипповцев позволит получить более обоснованное представление о малоизученной истории согласия в XIX в. В работах современных исследователей затрагивались только отдельные аспекты этой научной проблемы9. Исследование филипповского согласия позволит уточнить картину развития старообрядчества как религиозно-общественного движения.

Объектом исследования является история старообрядчества как религиозно-общественного движения. Предметом исследования выступает идеология филипповского согласия в XIX в.

Целью является изучение эволюции идеологии филипповского согласия и изменений в организационной структуре, выразившихся в появлении в XIX в. центра согласия в Москве и оформлении системы взаимоотношений центра с региональными общинами. Исходя из этой цели, были поставлены конкретные задачи:

  1. уточнить процесс эволюции идеологии филипповского согласия в XVIII –XIX вв.;

  2. установить связь между снижением радикализма филипповцев в XIX в. и изменением в организационной структуре согласия;

  3. проследить процесс становления Братского двора в качестве центра согласия;

  4. изучить характер взаимоотношений московского центра и региональных общин;

  5. охарактеризовать полемику по актуальным вопросам религиозной и общественной жизни, возникшую в согласии в XIX в.

Хронологические рамки исследования - XIX в. Это особый и наименее изученный период в истории старообрядчества вообще и филипповского согласия в частности. В первом параграфе делается исторический экскурс в историю согласия в XVIII в. К началу XIX в. завершился процесс формирования филипповских общин в Москве и регионах. Для согласия в целом был характерен полицентризм, но некоторые общины начали претендовать на лидерство. К этому времени определился круг вопросов, которые активно обсуждались на протяжении всего XIX в. Верхняя хронологическая граница определяется указом от 17 апреля 1905 г. «об укреплении начал веротерпимости».

Территориальные рамки исследования обусловлены местами распространения филипповских общин в XIX в. на территории Российской империи. Особое внимание обращается на Москву (московский Братский двор стал центром согласия), Русский Север и Сибирь.

Источники. В работе использованы письменные источники, которые можно разделить на документальные и нарративные. К документальным следует отнести, прежде всего, законодательные. «Антираскольническое» законодательство Российской империи позволяет уточнить динамику отношения государства к старообрядцам и в этом контексте проследить эволюцию идеологии филипповцев. Особый вид документальных источников, использованных в работе, – законодательные акты распорядительного характера. Это указы как верховной, так и местной власти, разрешающие строительство моленного дома, организацию больницы и т.п.

К документальным источникам относятся и старообрядческие нормативные акты, касающиеся внутренней жизни общины или согласия в целом, – соборные постановления. Самыми распространенными были постановления уставного характера. В них нашли отражение особенности вероучения, идеологии, нормы поведения, правила, регламентирующие внутреннюю жизнь и формы чиноприема представителей других согласий. Отдельную группу постановлений составляют соборно утвержденные нормы наказаний для согрешивших общинников («епитимийники»). Они позволяют получить более полное представление об особенностях духовной жизни старообрядческой общины и системе запретов. В особую группу выделяются «мирные соглашения», заключенные между родственными согласиями.

Важным источником является делопроизводственная документация. Она представлена официальными донесениями в Контору московского Святейшего Синода (РГАДА, ф. 1183) и Канцелярию московского генерал-губернатора (ЦИАМ, ф. 16). В фондах Московской духовной консистории (ЦИАМ, ф. 203) хранятся материалы связанных со старообрядцами судебно-следственных дел, которые являются комплексными источниками. Они не только дают возможность прояснить сложную систему взаимоотношений староверов с властями, но и содержат яркие личностные характеристики филипповских наставников, списки конфискованных из моленных книг, икон, паспорта старообрядцев, что позволяет существенно дополнить информацию, представленную в официальных делопроизводственных документах и старообрядческих сочинениях.

Основными источниками, наиболее полно и адекватно отразившими мировоззрение и идеологию согласия, являются нарративные. Прежде всего, это старообрядческие сочинения. Особое внимание уделяется анализу старообрядческих исторических произведений, созданных представителями поморского, филипповского и федосеевского согласий. Некоторые из них написаны в очень популярном у старообрядцев жанре родословия. В таких сочинениях защитники старого обряда пытались показать преемственность сохраненной только ими «истинной» веры от древнеапостольской, подробно прослеживали линию передачи этой веры от одного наставника к другому. В работе использованы северодвинские Родословия, в которых нашли отражение особенности мировоззрения старообрядцев региона. Эти сочинения позволили проследить взаимоотношения региональной общины с центром согласия – Братским двором. В качестве источника, способного подтвердить или уточнить какой-то эпизод из истории согласия, биографию конкретного лица, используются и старообрядческие произведения агиографического жанра.

Очень велико и разнообразно по содержанию эпистолярное наследие старообрядцев. В письмах обсуждались многие богословские, догматические, обрядовые вопросы. Их анализ позволяет не только увидеть интенсивную духовную жизнь общины, но и проследить процесс эволюции идеологии, а также изменения в организационной структуре согласия. Полемические послания имеют особую ценность для нашей работы, поскольку в них нашли отражение дискуссии по различным вопросам как с представителями других согласий, так и внутри одного. Если послание было написано наставником и адресовано пастве, оно могло иметь нравоучительный характер.

Старообрядцы восприняли от Древней Руси и эффективно использовали жанр вопросо-ответных сочинений. В некоторых случаях авторы отвечали на реальные вопросы, заданные, например, представителями официальной Церкви или другого согласия. Выделяются вопросо-ответные сочинения, связанные с переговорами между филипповским и федосеевским согласиями. В них обсуждались тонкости вероучения с целью достигнуть компромисс и заключить «мир». Иногда автор, выстраивая беседу с воображаемым оппонентом, формулировал вопросы сам.

В работе были использованы нарративные источники, происхождение которых не связано со староверами. Это мемуары Н.М. Чукмалдина, содержащие сведения о старообрядчестве рассматриваемого периода10.

Важным источником по нашей теме являются рукописные сборники, составленные защитниками старого обряда. Они содержат как документальные, так и нарративные источники. В рукописные сборники помещались произведения отцов Церкви и древнерусских авторов, старообрядческие сочинения, духовные стихи, соборные постановления, выписки из законодательных актов, периодики, книг гражданской печати. В них могут содержаться и другие виды источников, например, списки адресатов, с которыми вел постоянную переписку составитель сборника, или перечень книг, необходимых наставнику для проведения «беседы» с паствой. Нередко в сборниках имеются пометки, оставленные составителем и позднейшими читателями, они позволяют проследить бытование сборника. В работе для анализа привлекается около 40 сборников, составленных филипповцами, федосеевцами и поморцами, из рукописных собраний РГБ, ГИМ, РНБ, БАН, ИРЛИ, ИИ СО РАН. Они могут быть охарактеризованы по содержанию как полемические, исторические, догматические или состоящие из подборки автографов старообрядческих писем и посланий.

  1   2   3

Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©dis.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
АвтоРефераты
Главная страница